Феодосия. Храм Архангелов Михаила и Гавриила

Пятница, Август 27, 2021 110
Феодосия. Храм Архангелов Михаила и Гавриила

Феодосия. Храм Архангелов Михаила и Гавриила

Храм Святых Архангелов в г. Феодосии. Основан в XIV в. Ныне не действует. Объект культурного наследия федерального значения.

Оригинальна композиция церкви Святых Архангелов Габриела и Микаела (Гавриила и Михаила) в Феодосии, выдающейся по художественному облику, отличной от всех известных армянских памятников Крыма.

В прошлом расположение её определялось внутри крепостных стен города, среди плотной застройки, сейчас – по улице Армянской. Согласно строительной надписи, церковь построена в 1408 году «во имя небесных воинов Габриела и Микаела» на праведные средства Аствацатура, его супруги Ахут-Хатун, его родителей Садата и Хатун, детей Хачатура, Левона, Ованэса, магдуси Мелика. Хорошо сохранившаяся надпись вытесана на тимпане, который ныне хранится в городском музее.

Церковь Святых Архангелов в Феодосии. Вид с запада (фото – И. С. Липунова, 1997 год).

Вскоре после возведения здание получило сильные повреждения, полагаем, из-за землетрясения, по причине чего потребовалось проведение капитальных строительных работ. Свидетельством сказанного является недавно найденная литография, вытесанная под тремя крестами. Она опубликована Гр. Григоряном в переводе на русский язык: «Божественные святые [крестные] знамения и святой храм возведены во имя Микаела и Габриела и всех небесных воинов в память о господине Аваке, его родителях – господине Саркисе и Гаране, Нор-Пароне, Мехридере, Улухатуне, Авак-тыкин, Иакобе, Тумане, и священнике Саркисе, и сестре Мелик. Лета 804 [= 1425], августа 15»1. Имена заказчиков, упомянутых во второй надписи, полностью отличаются от упомянутых в первой, что свидетельствует о появившемся в истории церкви новом поколении попечителей во главе с господином Аваком. Около двух столетий архитектурно-художественные особенности церкви Святых Архангелов привлекают внимание. Наиболее ранние сведения о ней приводит М. Бжишкян, составленное которым описание даёт представление об общем виде и состоянии памятника в 20-х годах XIX века3. Документальную ценность имеют гравюры В. Руссена из альбома Е. Вильнева, зафиксировавшие внешний и внутренний вид церкви в середине XIX столетия, равно как и выполненные В. В. Сусловым в 1906–1908 годах обмеры памятника, хранящиеся в архиве ЛОИА АН СССР.

Церковь Святых Архангелов на гравюре В. Руссена (из альбома Е. Вильнева).

Краткие сведения о церкви Святых Архангелов в Феодосии встречаются в различных работах. Относительно углублённое же её исследование проведено А. Л. Якобсоном и Е. И. Лопушинской2. Работа последней написана на основании археологических изысканий и материалов, выявленных в ходе восстановления памятника после разрушения в 1962 году.


Интерьер церкви Святых Архангелов
по гравюре В. Руссена.

Изучение архитектурных и конструктивных особенностей церкви Святых Архангелов показало, что за длительное время, около 600 лет, своего существования она претерпела значительные изменения. По
нашему исследованию, в результате коренных перестроек и дополнения новых помещений памятник не менее семи раз менял свой первоначальный облик. В некоторых случаях изменения явились следствием
высокой сейсмичности полуострова и исторических потрясений, настигших крымских армян.
Через несколько лет после катастрофы 1962 года, когда обрушилась правая часть западного фасада с примыкающим к ней сводом и южной боковой аркой, начались восстановительные работы под руководством Е. И. Лопушинской. У подножия трещины на том же западном фасаде, имевшейся с прошлого столетия, был заложен шурф, который обнаружил остатки фундамента, «перпендикулярно уходившего вглубь кладки под стеной» церкви Архангелов: «из-за небрежного стыкования старой и новой кладок образовался зазор, над которым стена просела и потянула за собой боковую арку и свод». Выявление старого фундамента дало исследовательнице основание считать, что современное здание возведено на месте более древнего сооружения, существовавшего до утверждения генуэзцев в Феодосии. Учитывая, что Уставом 1316 года новоприбывшие армяне, греки и другие христиане могли обосноваться только за пределами городской застройки того времени, первоначальное сооружение можно датировать временем не позднее XIII века. По-видимому, ранняя церковь принадлежала к зально-сводчатому архитектурному типу с тремя апсидами на востоке, от которой сохранилась только восточная часть. В
таком виде она просуществовала до 1408 года, когда в связи с усилением католической прослойки крымских армян, генуэзцы разрешили превратить его в кафедральный собор армяно-католического епископа, двухэтажная резиденция которого находилась рядом – на улице, проходившей с северо-западной стороны церкви. Несомненно, это связано было также с потребностью генуэзцев иметь подчинявшегося себе духовного главу армян-католиков. Приспособление армяно-григорианских церковных зданий к требованиям церквей других вероисповеданий не является исключением и известно
на ряде примеров, в частности церквей Святого Стефана, Святого Геворка и Святого Иоанна Предтечи в Феодосии.

По архитектурно-композиционным особенностям церковь Святых Архангелов отличается от распространённых в Крыму зальных церквей, даже от трёхапсидной церкви Святого Саркиса в Феодосии. Несомненно, при её возведении на месте предшествующего здания, строители не придерживались простоты и ясности форм национального зодчества и, сохранив только восточную часть с апсидами, придали новому сооружению индивидуальные особенности. В западноевропейской архитектуре аналогов церкви Святых Архангелов, которые могли бы повлиять на решение её архитектурного облика, не существует. Это подлинное произведение зодчих крымских армян, отразивших в своём здании синтез
национальных строительных традиций с крымскими, что придало ему архитектурнохудожественную
уникальность. 
Площадь молитвенного зала церкви Святых Архангелов почти одинакова с размерами интерьеров церкви Святого Саркиса в Феодосии. Ширина в среднем составляет около 9,9 м, глубина вместе с центральной апсидой 13,8 м. Близка и вместимость этих храмов. Тем не менее, объёмно-пространственное построение интерьеров существенно отличается, свидетельствуя о творческих поисках создавших их зодчих.
В новом здании церкви Святых Архангелов использованы некоторые части старого, определившие перекошенную геометрическую форму его плана. Важнейшей из них является трёхапсидное завершение молитвенного зала, сохранившее без изменения свои объёмные формы. Боковые апсиды шире и глубже, чем в большинстве трёхапсидных церквей крымских армян, в частности церкви Святого Саркиса в Феодосии, почему центральная апсида на восточном фасаде образует плавно очерченный выступ. Обращает внимание дробность членений этого фасада и наличие скосов наружных углов, выполненных в целях экономии каменной кладки – исключительный случай в строительной практике крымских армян. Особенность композиции трёхапсидной части – устройство, по примеру церкви Святого Саркиса, высокой солеи с широкими шестиступенчатыми лестницами по сторонам. 


Оригинальность церкви Святых Архангелов – в сочетании основной композиции трёхапсидных сооружений, встречающихся в строительной практике крымских армян (к примеру, неподалёку находящаяся церковь Святого Саркиса), и, как правильно замечает Е. И. Лопушинская, архитектуры купольных залов раннесредневековой Армении. С помощью поперечной стены с большим арочным проёмом интерьер делится на две примерно равные по площади половины. Западная половина, аналогично купольным залам Армении, решена в виде
перекрытого сводами прямоугольного объёма. 

Церковь Святых Архангелов в начале ХХ века.
Вид с юго-запада.

Высокая, опирающаяся на две подпружные арки средняя её часть взята под двускатную кровлю, а пониженные боковые – под односкатную. Сохранившие свою изначальную форму апсиды, выступающие из общего прямоугольного объёма здания, перекрыты значительно ниже, даже ниже скатов боковых крыльев в западной половине здания. Этим, внешне существенно отличаясь от крестово-купольных базилик не только Армении, но и Западной Европы, объёмно-пространственные формы сооружения подтверждают своё местное происхождение. Пространство между апсидами и западной частью образует высокий поперечный неф, трансепт, над которым, на пересечении с продольной осью здания,  dозвышается небольшой восьмигранный купол с шлемовидным покрытием. Расположенные по сторонам купола рукава поперечного нефа перекрыты крестчатыми сводами на гуртах. В армянской архитектуре гурты, или нервюры, известны со времён VI–VII веков, например, в храмах Святой Рипсиме в Вагаршапате (Эчмиадзине), Святого Иоанна Крестителя в Мастаре, в церкви монастыря Таркманчац в Айгешате и других. Гурты осуществлены и на внутренней сферической поверхности купола, выполненного по аналогии с армянскими церквями VII века, например, Кармравора в Аштараке. С армянской архитектурой церковь Святых Архангелов роднит и постановка над северо-западным углом здания звонницы-ротонды. О на выполнена не без влияния подобных и аналогично расположенных составляющих храмов Армении, например, купольной базилики в Одзуне, где звонницами-ротондами увенчаны два внешних восточных угла. В обоих случаях это круглые в плане, шестиколонные объёмы с высокими арочными проёмами и шатровыми покрытиями, возвышающиеся над одним (церковь
Святых Архангелов) или двумя (храм в Одзуне) внешними углами зданий.

Церковь Святых Архангелов. Ротонда в северо-западном углу.

Иного мнения придерживается А. Л. Якобсон, с которым, по-видимому, согласен В. А. Микаелян. Учитывая только результаты поверхностного осмотра церкви Святых Архангелов, на основании недостаточно проанализированных архитектурно-конструктивных объёмов её широкого нефа и трансепта, отражающих форму латинского креста с куполом на средокрестии, А. Л. Якобсон считает, что здание выстроено под сильным влиянием западноевропейского, в основном итальянского, зодчества и что в нём нет «ничего общего с собственно армянской архитектурой»2. Его характеристика церкви Святых Архангелов как упрощённого варианта культовых зданий Западной Европы представляется весьма неубедительной, опровергаемой выявленными в последние годы и изложенными выше архитектурно-художественными особенностями здания.
В зависимости от своего расположения в углу двух смежных стен, кивории в церкви Архангелов получили упрощённую архитектурную композицию, состоящую из одной шестигранной колонки с наклонными бороздками и трёх профилированных консолей, поддерживавших четырёхскатное покрытие. Арочная кривая проёмов украшена фестонами, а центр покрытия увенчан шестигранной шейкой с крестом на шаре. Следует отметить правильность реконструкции кивориев, выполненной Е. И. Лопушинской на
основании сохранившихся архитектурных фрагментов. Размеры кивориев небольшие, в пределах 1,2х1,2 м, что позволяет помещаться в них по одному человеку. Пол приподнят на высоту одной ступеньки. Наличие в продольной стене небольшой стрельчатой нишки позволяет предполагать об использовании кивориев для выполнения несложных церковных ритуалов – отпущения грехов, поминовения усопших и тому подобное. Этим данные элементы существенно отличались от аналогов в Армении и на
католическом Западе.


Организация интерьера производит впечатление оригинальности и уюта. Поражает гармоничное сочетание возвышающихся над гладкими стенами различных по очертанию, размеру и расположению арок и сводов, чем он значительно отличается от интерьеров зально-сводчатых церквей крымских армян. Определённое художественное  оживление внутренней атмосфере придают убранство алтарных апсид и орнаментированные кивории. Не меньшее значение играют расположенные в различных участках стен композиции хачкаров и оформления стенных ниш, некоторые с рисунком так называемой «сельджукской цепи». Купель в северной стене трансепта, обрамлённая прямоугольным наличником, увенчана трёхарочным лучковым верхом. Консоли подпружных арок сводчатого перекрытия украшены сухариками, объединёнными трёхлопастными арочками. Опорное кольцо барабана купола обработано почти тем же мотивом, но с более крупными элементами, с учётом пролёта. Художественное убранство интерьера дополняла фресковая живопись, закрашенная неумелыми реставраторами белой краской.      Э. М. Корхмазян, увидевшая её до закраски, определила два слоя росписей. О т раннего, поэтому плохо сохранившегося слоя на выступах алтарных апсид слабо просматривались два медальона овальной формы с изображениями архангелов внутри. Притом на правой фигуре различимы были фрагменты оранжевого хитона. Живопись второго слоя, датируемого не ранее XVII веком, просматривалась в конхах апсид. Видны были крылатые головки ангелов и переплетённые лентами гирлянды цветов. Следует отметить своеобразие внешних объёмно-пространственных форм здания. В основном гладкие поверхности стен фасадов отличались лаконичностью декоративно- го убранства с простой карнизной тягой по верху. О конные проёмы, выложенные из крупных тёсаных камней, не имеют декоративных деталей. О сновным художественным акцентом является портал на западном фасаде, который по примеру церкви Святого Иоанна Крестителя в Феодосии, имеет прямоугольное обрамление, обогащённое «сельджукским» орнаментом. Заполнение дверного проёма было деревянным, двухстворчатым, вначале, видимо, простым филенчатым, без декоративной резьбы. Выше проёма – заострённая стрельчатая ниша, тимпан внутри которой некогда заполнялся живописью. По утверждению Э. М. Корхмазян, декоративное убранство портала завершала резная композиция «Благовещенье», представленная погрудными рельефами Девы Марии и Архангела Гавриила по сторонам изголовья входного проёма и медальоном с изображением Святого Агнца над нишей. Однако во время реставрации церкви в 1968 году эти детали были вставлены в западный фасад вразброс, без всякой системы.

Реставрационные работы храма Архангелов Михаила и Гавриила 
Реставрационные работы храма Архангелов Михаила и Гавриила 

Ныне рельеф с изображением Девы Марии (поворот головы влево в три четверти), некогда располагавшийся с правой стороны портала, вставлен слева от входного проёма, а рельефный медальон со Святым Агнцем, или Агнцем с лабарумом, – высоко под щипцом4. Предполагаемый рельеф с изображением Архангела Гавриила (с поворотом головы вправо) пока не обнаружен.
Полагаем, в течение веков в церкви неоднократно производились текущие ремонты
и различные перестройки, включая и существенные, особенно после очередного подъё-
ма армянской колонии Крыма в XVII веке. 

С одной из таких переделок связана замена заполнения главного входа более дорогими дверьми из орехового дерева, покрытыми растительно-геометрической резьбой и армянскими надписями. Согласно содержанию надписи, помещённой в верхних частях обеих створок, двери были изготовлены в 1371 году для церкви Святого Саркиса в Кафе.

Церковь Архангелов Михаила и Гавриила . Резные двери. Фото 1920 -е гг. 


Церковь Архангелов Михаила и Гавриила . Резные двери. Фото 1926г. 

В связи с коренной реконструкцией последней двери были переданы церкви Святых Архангелов, о чём свидетельствует другая армянская надпись, выполненная на вертикальных брусьях обвязки: «Вновь возобновлена дверь святого собора во имя Святых Архангелов, трудами народа, руками Семеона мастера». Ныне эта двухстворчатая дверь экспонируется в Отделе армянского искусства в Эрмитаже.

Церковь Архангелов Михаила и Гавриила . Резные двери. Фото 1926г. 
Церковь Святых Архангелов. План-схема (автор – М. В. Петросян) и западный портал.

К документальным источникам, зафиксировавшим вид церкви Святых Архангелов в середине XIX века, относится гравюра из альбома Е. Вильнева с изображениями её внешнего вида и интерьера. Последний показан в несколько повышенных, не соответствующих натуре пропорциях. В отличие от них солея показана несколько ниже, а кивории отсутствуют. Вторая гравюра свидетельствует о существовании в середине XIX века ряда низких пристроек на южной и западной сторонах церкви, от которых в настоящее время сохранились только небольшая алтарная апсида, примыкающая к юго-западному углу здания.
Согласно изображению, с запада к церкви пристроен служивший притвором довольно приземистый объём с характерным односкатным уклоном кровельного покрытия. Время его возведения точно не устанавливается. Учитывая, что из существовавших при генуэзцах 45 армянских церквей Кафы к середине XVIII века осталось только 24, логично предположить, что при очередном росте армянского населения города в начале XVII века экономичнее было бы строить не церкви, а расширяющие площадь
молитвенного зала притворы и приделы. Поэтому возведение притвора церкви Святых Архангелов можно вполне обоснованно отнести к XVII или, самое позднее, к XVIII веку. В отличие от традиционно расположенных армянских притворов (как правило, симметрично относительно продольной оси церкви), рассматриваемая пристройка сдвинута в южном направлении, почему лишь частично прикрывает западный фасад церкви. По нашему мнению, на северной стороне был устроен отдельный вход, подчёркнутый на фасаде выступом стены со звонницей по верху, которые ясно видны на гравюре из альбома Е. Вильнева. Поэтому высказанное Е. И. Лопушинской мнение об устройстве этого входа в конце XIX века, для прохода в церковь, минуя позднее появившийся притвор, считаем неубедительным. Судя по гравюре, глубина притвора превышает размер церкви от западного фасада до подкупольного квадрата, что даёт основание считать форму его плана близкой к квадрату. Несомненно, что на гравюре изображён внешний вид притвора четырёхколонного типа, принятого в строительстве крымских армян. Пологий уклон кровель подтверждает как большую ширину притвора, так и высоту его среднего нефа в сравнении
с боковыми, перекрытых стрельчатыми сводами на подпружных арках. Кроме отмеченного сдвига, следует зафиксировать и отсутствие на западном фасаде притвора традиционного для Армении дверного проёма, служившего прямой связью с интерьером церкви. Поэтому в данном случае вход располагался на северной стороне притвора. Он открывался из озеленённого двора, в который попадали с площади, через указанные на гравюре двери.

Основным архитектурным акцентом неширокого, лишённого обрамления арочного входа «с плечиками» была навесная бойница, из которой охрана вела наблюдение за входящими, а возможно и отражала нападения злоумышленников. Слева от входа находилось помещение привратников, перекрытое возвышающейся над оградой четырёхскатной кровлей, над которой под навесом висел колокол, оповещавший прихожан о начале богослужения. На южной стороне притвора находилась вторая дверь, выходившая в небольшой садик, имевший, как показано на гравюре, самостоятельный вход с площади. В садике, надо полагать, размещались подсобные церковные строения, в их числе упомянутые
М. Бжишкяном родник и жилище сторожа, частично виднеющиеся на рисунке Хр. Кучук-Иоаннесова. Освещался притвор ритмично располагавшимися на северном и южном фасадах окнами. Для определения конструктивно-композиционных особенностей притвора внимания заслуживает результат обследования западного фасада церкви, проведённого Е. И. Лопушинской. Обнаруженные ею на поверхности штукатурки следы примыкания двухскатной кровли, различаемые также и на фото 1947 года, свидетельствуют о позднем происхождении притвора. Еле заметный на гравюре прямоугольный объём с шатровой кровлей, расположенный в северо-восточном углу притвора и примыкавший к западному фасаду церкви, подтверждает, что одновременно с его возведением некоторое изменение претерпела и западная часть интерьера церкви. Здесь появились хоры, названные М. Бжишкяном «мансардой для женщин», на которые поднимались по крутой лестнице и проходили через ныне заложенный арочный проём, виднеющийся выше западного портала, слева.

Церковь Святых Архангелов. Заложенные входные проемы на западном фасаде.

Композиционной особенностью плана притвора является устроенная в его юго-восточном углу полуциркульная апсида с небольшим окном, которая выступает с южной стороны церкви. Судя по конструктивным деталям, здесь было не изолированное помещение типа небольшого придела, как в монастырских комплексах Армении – Гошаванке, Макараванке, Хоранашате и других, а только апсида, перед которой в интерьере притвора стояли прихожане – уникальное явление в строительной практике армян. В апсиде, как в кивориях церкви, совершались некоторые церковные ритуалы. Наличие конструктивного шва между южной стеной церкви и северной стеной апсиды свидетельствует о позднем происхождении последней. Другая особенность – непараллельность продольных стен апсиды, почему её план получил суживавшуюся к востоку форму. По нашему определению это произошло не случайно. Такое решение определилось разумным по экономическим соображениям использованием существо-
вавшего здесь фундамента более раннего строения. В зависимости от этого юго-восточная секция притвора, в отличие от остальных квадратных в плане, получила косоугольную форму. Примерно на середине южной стороны церкви Святых Архангелов находится придел с площадью около 15 м2, сообщающийся с ней дверью. Наличие строительных швов в местах примыкания с соседними строениями подтверждает более позднее, чем притвора, происхождение придела, датирующегося XVIII веком. Придел приземист. Западная часть его перекрыта односкатным покрытием, а восточная – пониженным конусным шатром. Продольные стены не параллельны, а расположены под углом, поскольку южная стена, составляющая продолжение стены алтарной апсиды притвора, основана на старом фундаменте. Вход один – из церкви, освещение – через квадратное окно на южном фасаде.

Церковь Святых Архангелов в начале ХХ века.
Вид с юго-востока.

Небольшая апсида придела, выступающая на восточном фасаде полуцилиндром, имеет солею высотой в 60 см и лестницу на продольной оси интерьера. Сужавшееся к востоку сводчатое перекрытие опиралось на подпружные арки: две по середине, а третья у стены алтарной апсиды притвора. Подобное композиционное решение придало этому приделу не только художественную выразительность, но и оригинальность, не известную в других произведениях крымских армян. Представление о художественном убранстве восточной части интерьера церкви Святых Архангелов в конце XIX века можно составить по фотоснимку Хр. Кучук-Иоаннесова.

В соответствии с русской традицией, алтарные апсиды украшены деревянными иконостасами. О дин из них, по описанию Н. Барсамова и А. Полканова, имевший интересные художественные формы, сохранялся в правой (южной) апсиде вплоть до середины 1930-х годов. Раскрашенные рельефы заполняли кессоны конхи средней алтарной апсиды, а фигуры святых и растительно-геометрические узоры – внутренние поверхности алтарных арок. Над боковыми апсидами, на восточной стене трансепта, находились фресковые панно с библейскими сюжетами. О бщее убранство дополняли золочённые многолучевые диски с различными рельефами в центре и высокие подсвечники.


Выполненные В. В. Сусловым в 1906–1908 годах обмеры церкви Святых Архангелов свидетельствуют о значительном изменении архитектурно-пространственной формы притвора. Новый, ныне не существующий притвор, появившийся на рубеже XIX–XX столетий, представлял собой вытянутую вдоль всего западного фасада церкви узкую галерею, в которой от предшествовавшего сооружения сохранилась только апсида. Видимо к этому времени следует отнести и демонтаж выступа под звонницей в левой части западного фасада, поскольку в обмере В. В. Суслова он не зафиксирован. Указанная на чертеже В. В. Суслова лестница в северо-западном углу, по описанию Е. И. Лопушинской «вела на хоры, имевшие вид балкона на столбах». В связи с этим изменения претерпел западный фасад церкви. Главный вход сместился вправо от продольной оси здания, по бокам его появились дополнительные арочные проёмы. Наличие в тот период четырёх проёмов на этом фасаде позволяет предполагать, что они служили не только для объединения молитвенного зала с притвором, но и для повышения освещённости церкви, используя семь широких проёмов (шесть оконных и один дверной) галереи.

После Крымского землетрясения 1927 года притвор более не восстанавливался, поскольку надобности в нём не было. В 1962 году обвалилась правая половина западного фасада церкви с примыкавшими к ней частями перекрытий. Восстановление памятника было организовано в 1967–1970-х годах по проекту Е. И. Лопушинской, при участии Л. Мамаенко и П. Ткач. О дновременно произведена инъекция трещин, заменены оконные и дверные переплёты и черепичное покрытие кровли.

Источник:

Архитектура крымских армян. – Симферополь: ГАУ РК «Медиацентр им. И. Гаспринского »,2019 г..         Халпахчьян О.Х. в редакции Саргсян Т.Э. ISBN 978-5-6042975-0-6


 Помощь проекту
Читайте еще

Не действующие армянские храмы