с. Богатое. Монастырь Аменапркич (Спасителя)

Пятница, Август 27, 2021 1381
с. Богатое. Монастырь Аменапркич (Спасителя)

с. Богатое. Монастырь Аменапркич (Спасителя)

История 

Остатки монастыря Спасителя находятся на окраине села Богатое Белогорского района Автономной Респу­блики Крым. Из его построек сохранился только прекло­нившийся храм, датирующийся XIV веком. Он стоит на склоне холма, на ровной естественной террасе, и удачно вписался в живописный ландшафт долины речки Чурук- Карасу . Датировка его производится не только исходя из архитектурно-конструктивных особенностей, но и с учетом исторической ситуации. Несомненно, ос­ нование храма, равно как и самого монастыря Спасите­ля , последовало массовому переселению армян в Крым в самом начале XIV века. Эта миграция жителей разных областей Исторической Армении в сторону Северного Причерноморья была несоизмеримо мощной по масшта­бу, нежели предыдущие, и отметилась беспрецедентно . Хачкар с Распятием на территории Св. Эчмиадзина (Армения). 1279 г. активной, многообразной и продуктивной деятельностью переселенцев. Тот же период в истории Крымского полу­острова ознаменовался окончательным утверждением на восточном прибрежье генуэзских и венецианских торго­вых колоний, с представителями которых крымские армя­не тесно сотрудничали во многих областях жизнедеятель­ности. Своеобразным проявлением этого взаимодействия в архитектуре стал храм Спасителя, демонстрирующий уникальный синтез армянского в основе своей зодчества с западноевропейскими конструктивными и декоратив­ными элементами, подпитанный к тому же средневеко­вым крымским колоритом, во многом обусловленным спецификой местного стройматериала. Но, для того, что­ бы черты, свойственные западноевропейской архитектуре и изобразительному искусству воспринялись крымски­ми армянами и проникли в конструкцию и декор ар­мянского храма, нужно было время, чтобы впитать эту культуру, осмыслить ее отличитёльные особенности, и, переняв наиболее приемлемые ее элементы, трансформи­ровать их в новое качество. Поэтому, не исключено, что в XV веке храм подвергся реконструкции, при которой и был уснащен некоторыми строительными и декоратив­ными элементами, несвойственными для средневекового армянского зодчества -и. изобразительного искусства.

При этом следует учесть, что памятник не подвергался ком­ плексному археологическому исследованию и обозначить его ранние строительные этапы, основываясь лишь на визуальном анализе и исторических фактах эпохального значения, проблематично.

Что касается сохранившихся сведений о реконструкционных и ремонтных работах, за­фиксированных в письменных источниках, то те касают­ся лишь 10-20-х и 50-60-х годов XIX века.

Так, Минас Бжишкян сообщает об армянской надписи, некогда вхо­дившей в состав южного портала храма. В ней говорилось о восстановлении двери храма Спасителя в 1810 году ар­мянами из соседнего Карасубазара (ныне - город Бело­горск).

Следующий этап ремонтно-реконструкционных работ, пришедший на 50-60-е годы XIX века, был связан с именем Габриела Айвазовского - начальника Нахиджевано-Бессарабской армянской епархии. Именно при его активной поддержке монастырь был поновлен и стал ак­тивно посещаться не только паломниками, но и отдыхаю­щими. Последних привлекали дивная природа местности и целебная вода двух монастырских родников -фонтанов.
Скорее всего, во времена духовного правления Г. Айва­зовского над храмом и появилась надстройка с четырех­ скатной стропильной крышей.

Вскоре после победы Социалистической революции, в 1924 году, власти намеревались передать храм группе верующих, а остальные монастырские сооружения ис­пользовать в хозяйственных целях. Но, спустя некоторое время, древняя святыня была ликвидирована, и здание ее следом за соседними постройками утратило былое предназначение.

Архитектура 

Монастырский комплекс Аменапркич, или Всеспасителя, известный в литературе также как Святого Спасителя и Святого Ильи, расположен на южной окраине села Бахчи Эли (сейчас – Богатое), в 15 км к востоку от Карасубазара (Белогорска). Время его основания точно не установлено. Предположительно, в XIII–XIV веках армяне имели здесь небольшое культовое здание, которое после реконструкции в XIV–XV веках стало главной постройкой сформированного вокруг благоустроенного монастыря.
В литературе монастырь известен с начала XIX века. Его краткую характеристику приводит М. Бжишкян. Из авторов XIX–XX веков к этой святыне обращаются О. Тер Абраамян, В. Смирнов, А. Маркевич, Гр. Григорян, Э. Корхмазян и другие. Относительно подробное описание можно найти в публикациях А. Л. Якобсона и Ю. А. Таманяна, специально посвящённых этому памятнику, а также в наших работах.

Монастырь Святого Спасителя на окраине села Бахчи-Эли. Фото конца XIX века.

Со времени своего основания вплоть до 1920-х годов монастырь Спасителя пользовался большой популярностью среди крымских армян, не только как святая обитель, но и как место оздоровления, что было обусловлено наличием в нём святого источника с целебной водой. Активное посещение паломников благоприятно отражалось на деятельности монастыря, позволяло увеличить число обитателей, улучшить жилищные и  хозяйственные условия, благоустроить территорию. Это подтверждается как историческими данными, так и сохранявшимися ещё в середине ХХ века постройками. Запущенное состояние памятника в последние десятилетия привело к утрате всех его строений и к катастрофически быстрому разрушению уникального в зодчестве Крыма церковного здания.


Занятая монастырём относительно прямоугольная, располагавшаяся на скате возвышенности территория на востоке замыкается лесистым склоном, а на западе – простирающейся вниз к подножию равниной. Ограниченное по размеру подворье было обнесено высокими основательными каменными стенами на известковом растворе, что придавало комплексу вид небольшого укрепления. Главные ворота находились на западной, обращённой к подъездной дороге стороне. Перед ними, с внутренней и внешней сторон имелись площадки для гужевого транспорта приезжавших паломников. На проходящей через ворота оси участка, в удалении к востоку, стояла церковь, вблизи которой находились кухня-трапезная (на южной стороне), маленький монастырский фонтан, хозяйственные и жилые помещения.

Храм Святого Спасителя. Вид с юго-запада. Современное состояние.

Вне ограждения, юго-западнее от ворот, располагался большой монастырский фонтан. Он был представлен оригинальной крытой постройкой (разобрана в 1950-х годах), в которой имелось четыре водомёта, расчитанных на единовременное пользование водой нескольких человек – ещё одно свидетельство, подтверждающее активное посещение монастыря многочисленными паломниками.
По свидетельству М. Бжишкяна в 20-х годах XIX века над западным отрезком каменного ограждения, по обе стороны от ворот, были построены жилые каменные строения. В начале ХХ века в заглублённом в косогор первом ярусе этих строений находились столовая с кухней и различного рода кладовые помещения. Верхний ярус занимала функционировавшая вплоть до 30-х годов ХХ века гостиница «с 20-ю удобными номерами».

Храм Святого Спасителя. Интерьер. Вид на запад.

Церковь – главное сооружение монастырского комплекса – до наших дней сохранила первоначальный архитектурно-художественный облик со следами нескольких перестроек. Согласно армянской надписи на южном входе (не сохранилась), последний по времени ремонт имевшейся здесь двери завершился 16 января 1810 года. Другая надпись, помещённая рядом с аркой западной двери, повествовала о подновлении храма, но дата в ней не читалась.
Датируемая по основным архитектурно-конструктивным особенностям серединой XIV века, церковь Спасителя композиционно отлична от всех памятников крымских армян, что вызывает повышенный к ней интерес.

Интерьер прямоугольного в плане удлинённого в направлении восток-запад здания с востока завершается глубокой алтарной апсидой с небольшими арочными нишами по сторонам. Апсида, в зависимости от рельефа местности, имеет высокую, около 90 см, солею с лестницей на продольной оси здания. В апсиде нет окон, она освещается за счёт молитвенного зала.
Уникальна для армянских культовых памятников планировка окружающих апсиду помещений, вписанных в прямоугольный периметр сооружения. Так, с восточной стороны апсиду огибает, связанный с ней низкой арочной дверью узкий коридор (ширина от 0,8 до 0,9 м). Дугообразно изогнутый в плане и перекрытый наклонными плитами коридор соединяет небольшие двухъярусные помещения (1,1х1,5 м) по обе стороны апсиды. Помещения не имеют окон, за исключением нижнего с южной стороны, обращённого в сторону апсиды щелевидным проёмом.

Следовательно, будучи тёмными, эти помещения не могли служить дьяконником и жертвенником, как полагает А. Л. Якобсон, а скорее всего предназначались для хранения церковного инвентаря. Это тем более вероятно, поскольку во все четыре помещения проходили не из молитвенного зала или алтарной апсиды, а из огибающего апсиду с востока узкого и тёмного коридора, что не показательно для культовых памятников армянского зодчества. Лестница в северо-восточном углу здания вела на верхний ярус и покрытую каменными плитами двускатную кровлю.

Храм Святого Спасителя. Южный портал.

В коридор, который, возможно, также был двухъярусным (этот участок сильно разрушен), попадали снаружи, через располагавшуюся по оси восточного фасада служебного назначения дверь. Согласно обмеру, выполненному в конце 1950-х, ширина входного проёма составляла 90 см. В настоящее время сзади него – завал. А. Л. Якобсон и Ю. А. Таманян, обследовавшие следы остатков стен на восточном конце южного фасада, полагают, что к юго-востоному углу церкви примыкала постройка, по-видимому – служебного назначения.

Источник: https://www.flickr.com/photos/vahemart/31102738674/in/album-72157673793720116/

Оригинальна композиция молитвенного зала, представляющего собой помещение, перекрытое различными по форме сводами. Однако архитектурное сочетание этих сводов неизвестно не только в армянских церквях Крыма, Армении и армянских колониях, но и в христианских памятниках других стран. Помещение расчленено на три, разделённые подпружными арками, части. Узкие восточная и западная части, перекрытые стрельчатыми сводами, фланкируют квадратную среднюю часть, завершённую крестовым сводом на скрещивающихся гуртах.

Этим подчёркивается её главенствующее значение в интерьере, воспринимаемого цельно из всех трёх входов. Видимо, по замыслу зодчего, перекрытие центральной части имело значение купола, воздвигнутого над наиболее торжественной частью молитвенного зала. Это в определённой степени нашло отражение в кровельном покрытии сооружения, выполненного по форме шатрового с небольшими уклонами.
Расположение оконных проёмов, обеспечивающих достаточное освещение молитвенного зала и алтарной апсиды, отличается рациональностью, продиктованной объёмно- пространственной композицией интерьера. Низко поставленные широкие прямоугольные окна со стрельчатыми завершениями на внутренней стороне, сохранили следы переделок. К одной из таких переделок относится закладка крайнего южного окна на востоке, визави с которым в северной стене находится святая купель. В связи с этим примыкающее к алтарной апсиде отделение интерьера освещалось прямым светом из большого окна над западным входом и второстепенными источниками из ближайших окон в центральной части.
Три входа в западной половине здания обеспечивали быстрое заполнение молитвенного зала и эвакуацию посетителей на окружающую церковь просторную территорию.

Храм Святого Спасителя. Северный портал.

Своеобразен внешний облик церкви, уникальный по своей архитектуре в строительной практике армян. Снаружи она представляет собой прямоугольный объём с расположены ми в восточной части контрфорсами, поддерживающими слабые участки стены. Конструктивно ту же функцию выполняют высокие объёмные порталы на южной и северной сторонах.
Верх основной части здания завершается тонким карнизом с высоким парапетом на редко расположенных консолях, скрывающих различные формы кровельных покрытий. Парапет западного фасада украшен повторяющим уклоны бывшей кровли фронтоном, имеющим также художественное значение; возможно, то же было выполнено и на восточном фасаде. Устройство таких парапетов неизвестно в армянском зодчестве, поэтому можно предположить его заимствование из зарубежной практики.

Объёмные порталы – редкий случай в строительной традиции крымских армян, обычно оформлявших входные проёмы своих культовых зданий плоскими орнаментированными наличниками и люнетами без просвета. Здесь же порталы решены в виде глубоких стрельчатых ниш между двумя широкими пилонами, наподобие памятников Армении,
таких как в базилике Ереруйка (V век), храме Звартноц (640–650 годы), кафедральном соборе Ани (989–1001 годы) и других. Эта очевидная связь опровергает мнение некоторых авторов о заимствовании данной формы порталов от мусульманских пештаков.
Находившиеся в 1920-х годах в хорошем состоянии порталы, в настоящее время сильно повреждены и продолжают катастрофически гибнуть. Западный из них уже полностью уничтожен, на северном отсутствует двускатное покрытие и часть фасадной облицовки, а от южного остался только низ левого устоя и правый устой с частью опиравшегося на него свода. Тем не менее, фотоснимки последних лет, сохранившиеся на месте остатки и лежащие на земле возле памятника обрушившиеся детали позволяют восстановить общий облик порталов.
Как показали обмеры и иллюстрации прошлых лет, порталы были выполнены по единому типу и одинаковых размеров с разницей в орнаментальном убранстве. В отличие от кладки стен из мелких камней на непрочном известковом растворе, потребовавшей прокладки деревянных лежней, обрамления входных проёмов, как и внешних углов здания, сложены из тёсанных крупных блоков.
Дверные перемычки состоят из поставленных на ребро каменных плит, за которыми помещены воспринимающие тяжесть верхней части стен арочные проёмы. С фасадной стороны перемычки завершены образующими люнеты стрельчатыми арками. Массивы выступающих устоев облегчены обращёнными визави нишами. Профилированные тяги, валики, полочки, ниши с трёхлопастными и пятилопастными завершениями придают разнообразие декоративному убранству портиков. Двускатные завершения их подчёркивают гармоничную согласованность с общим обликом церкви. Особенно богато украшен был западный портал, что подчёркивало его главенствующее значение над боковыми.  Входной проём был обрамлён профилированной рамой с валиком и полочкой. Над рамой высечены три круглые, различного рисунка розетки, подобные которым украшают и верхние углы проёма. По сторонам крайних розеток, в прямоугольных углублениях изображены распространённые в быту армян одноручные глиняные кувшины с высокими горлышками.

В южном портале, а не в западном, как пишет А. Л. Якобсон, лицевая сторона арки люнета украшена «сельджукской цепью», часто практиковавшейся в Армении и в зодчестве народов Крыма – в так называемой крымско-сельджукской архитектуре XIV–XV веков. В северном портале «сельджукская цепь» заменена архивольтом из валика с полочкой.
Храм Спасителя показателен также наличием многочисленных рельефов различного содержания. Посвящённые евангельским сюжетам, они размещены по сторонам алтарной апсиды в нишах и над ними, а также в северной стене. Своим расположением и размерами рельефы согласованы с центральной осью апсиды, чем подчёркивалась симметричность композиции убранства алтарной части интерьера. Хотя рельефы сильно забелены, тем не менее можно различить их довольно разнообразную тематику. С левой стороны апсиды в нишах находились: в большой нижней – не сохранившаяся плита со сценой Воскресения Христа, а в маленькой стрельчатой верхней – плохо просматриваемый рельеф с изображением фигуры святого в фас. Рядом, у низа алтарной арки – выступающий из стенной поверхности уникальный по содержанию крупный горельеф крылатой фигуры. Он в богатом одеянии с ниспадающими складками и согнутыми в локтях руками. Приподнятой кверху правой рукой он держит жезл, а левой – возможно, скипетр. Не исключено, что на этом рельефе изображён обожествлённый
местный правитель.

Рельеф «Архангел Гавриил» из диптиха
«Благовещение» (фото – И. С. Липунова, 1997 год).
Рельеф «Дева Мария» из диптиха «Благовещение»
(фото – И. С. Липунова, 1997 год).

Фигура помещена в стилизованном проёме, образуемом гранёными колонками. Они, украшенные нехарактерными для армянского зодчества акантами и мелкими волютами, поддерживают плиту с тремя куполами, форма которых также не армянская. Довольно широкий средний, по-видимому, представляет завершение удлинённого общественного здания со сферической кровлей, а боковые – луковичные главки на прорезанных окнами тонких шейках.
С правой стороны алтарной апсиды большая нижняя ниша занята плитой со сценой Распятия – с Христом на кресте и двумя фигурами по сторонам внизу. Выше, в маленькой нише помещён рельеф, изображающий Богоматерь с Младенцем на коленях. Поверхность между этой нишей и алтарной аркой, идентично левой стороне с крылатой фигурой, занята стоящей на полушаре фигурой святого в рост, однако в более простой, суженной кверху рамке.
Как правильно отмечает А. Л. Якобсон, эти рельефы, заменяющие в определённой степени живопись, не свойственны западноевропейскому зодчеству. И хотя в содержании некоторых из них, в частности в рельефе с крылатой фигурой, просматривается иноземное влияние, однако нет сомнения, что они были выполнены по аналогии с убранством памятников Армении XIII–XIV веков, в частности Нораванка, Ованаванка, Сурб Степаноса близ Гегарда и других. А это, в свою очередь, подтверждает хорошую осведомлённость исполнивших рельефы армянских мастеров о художественных традициях каменной пластики на родине.

Заслуживает внимания выполненный на большом камне рельеф, вставленный в северную стену интерьера над святой купелью. Он состоит из одного цельного круга и двух его половинок, оставляющих впечатление части какого-то фриза, возможно помещённого позднее, после одного из ремонтов. А. Л. Якобсон сконцентрировал внимание на изображённых в рельефе херувимах (крылатые головки), а Ю. А. Таманян – на основной теме «Крещения» с фигурами Христа и Иоанна Крестителя. Следует отметить также резные медальоны с изображением Святого Агнца, или Агнца с лабарумом (агнец, поддерживающий знамя с крестом на длинном древке), каковых в храме два: на пересечении гуртов в центре перекрытия и в конхе алтарной апсиды.

Отмечая отказ Восточно-христианской церкви от символизирующего Христа образа Святого Агнца, и, наоборот, удержание его латинским Западом, А. Л. Якобсон констатирует наличие этого символа на многих генуэских и армянских памятниках Крыма. Ю. А. Таманян, усматривает в символе Святого Агнца, равно как и в крестовом своде перекрытия, влияние западной, в частности романской культуры. С учётом высказанных мнений, можно предположить о былой принадлежности храма Спасителя армянам-католикам, с вытекающим отсюда обозначением пути проникновения западного влияния в его архитектуру и декор.


Художественное убранство интерьера храма дополняют многочисленные и разнообразные резные орнаменты с использованием геометрических и крестовых мотивов.

Консоли подпружных арок и остроконечные окончания гуртов, часть карнизов алтарной апсиды, навершия алтарных ниш и святой купели покрыты рядами мелких трилистников, образующих сталактитовый узор. 

Фрагмент рельефа «Распятие». Обнаружен в
завале внутри церкви в 2017 году.
Крестильная купель и рельеф «Крещение»
в церкви Святого Спасителя.
Рельеф «Агнец с лабарумом»
в конхе апсиды.
Рельеф «Агнец с лабарумом» в центре свода,
на пересечении гуртов.

Различное оформление имеют изображения резных крестов. К примеру, в группе из четырёх, высеченной под консолью левой подпружной арки на се-верной стене, они выполнены в нехарактерной для армянской традиции равноконечной форме. Видимо, подобному кресту, присутствовавшему также на квадратном камне с левой стороны купели, придавалось особое значение, почему он помещён между двумя пятигранными пилястрами, которые завершены капителями из трилистников.
Церковь Спасителя, или Всеспасителя, – оригинальный, высокохудожественный памятник, свидетельствующий о высоком профессионализме крымских армянских строителей, воплотивших в своём сооружении лучшие традиции армянского зодчества и каменной пластики. По справедливому замечанию А. Л. Якобсона, она занимает «промежуточное положение между собственно армянской и европеизирующей архитектурой».

к.и.н Саргсян Т.

БИБЛИОГРАФИЯ

  • 1 Յովսէփեան Գարեգին կաթողիկոս, Հաւուց Թառի Ամենափրկիչը եւ նոյնանուն յուշարձաններ հայարուեստին մէջ. Երուսաղէմ, 1937 (Овсэпян Г. Всеспаситель Авуц Тара и одноименные памятники армянского искусства. Иерусалим, 1937):
  • 2 Якобсон А.Л. Армянский монастырь XIV в. близ Белогорска в Крыму // ИФЖ. 1964. № 4. С. 232;Թամանյան Յու.Ա. Ղրիմի Ամենափրկիչ հայկական վանքի ճարտարապետությունը, ՊԲՀ, 1990, № 1,էջ 234 (Таманян Ю.А. Архитектура армянского монастыря Всеспасителя в Крыму // ИФЖ. 1990.№ 1. С. 234); Якобсон А.Л., Таманян Ю.А. Армянская архитектура в Крыму. Ереван, 1992. С. 28;Халпахчьян О.Х. Армяно-русские культурные отношения и их отражение в архитектуре. Ереван, 1957. С. 20; Халпахчьян О.Х. Стилистические особенности армянских памятников Крыма // АН.1996. Вып. 41. С. 27; Халпахчьян О.Х. Архитектура крымских армян
  • 3 Թամանյան Յու. Ա. Ամենափրկիչ վանքի ճարտարապետությունը, էջ 236 (Таманян Ю. А. Архитектура монастыря Всеспасителя. С. 236); Халпахчьян О. Х. Стилистические особенности ... С. 29–31.
  • 4 Халпахчьян О.Х. Архитектура крымских армян (рукопись). Л. 227; Воронин Ю.С., Сычёв В.В. Армянские памятники Крыма. Архитектура /Электронный каталог. Симферополь, 1998. С. 7.
  • 5 Բժշկեան Մ., Ճանապարհորդութիւն ի Լեհաստան և յայլ կողմանս բնակեալս ի Հայկազանց սերելոց ի նախնեաց Անի քաղաքին. Վենետիկ, 1830, էջ 260–261 (Бжишкян М. Путешествие в Польшу и другие места, обитаемые армянами, произошедшими от предков из столицы Ани. Венеция, 1830. С. 260–261):
  • 6 «Մասեաց աղավնի», 1861, էջ 103–104, 1863, էջ 225, 1865, էջ 169–171 («Масеац агавни» («Голубь Масиса»), 1861. С. 103–104; 1863, С. 225; 1865, С. 169–171): Տէր-Աբրահամեան Յ. Պատմութիւն Խրիմու. Թեոդոսիա, 1865, մաս 2, էջ 125 (Тэр-Абраамян О. История Крыма. Феодосия, 1965. Ч. 2. С. 25):
  • 7 Караулов Г., Сосногорова М. Путеводитель по Крыму. Одесса, 1883. С. 358–359; «Նոր-Դար», 1885, № 140, էջ 2–3 («Нор-Дар» (Новый век), 1885. № 140. С. 2–3); Крым. Путеводитель (Крымское общество естествоиспытателей и любителей природы). Симферополь, 1914. С. 634; Աբրահամեան Յ. Նամակ Ղարաբազարեն, «Մշակ», 1901, № 107, էջ 2 (Абраамян А. Письмо из Карабазара // «Мшак» (Труженик). 1901. № 107. С. 2):
  • 8 Государственный архив Республики Крым. Ф. Р-663. Оп. 10. Д. 398. Л. 19–25.
  • 9 Маркевич А. Памятники христианства в окрестностях Бахчисарая и Карасубазара // Известия Таврической ученой архивной комиссии. Симферополь, 1899. № 29. С. 107.
  • 10 Восточная часть здания разрушена, поэтомусложно представить ее конструкцию. Ориентиром здесь служат чертежи 50–60-х гг. ХХ в.
  • 11 Թամանյան Յու. Ա. Ամենափրկիչ վանքի ճարտարապետությունը, էջ 235 (Таманян Ю. А. Архитектура монастыря Всеспасителя. С. 235):
  • 12 Դիվան հայ վիմագրության, Պ. 7. Ուկրաինա, Մոլդովա / Կազմ.՝ Գ.Մ. Գրիգորյան, Երևան, 1996, էջ 115
  • (Свод армянских надписей. Вып. VII. Украина, Молдова / Сост. Г.М. Григорян. Ереван, 1996. С. 115):
  • 13 Халпахчьян О. Х. Архитектура крымских армян (рукопись). Л. 231; Թամանյան Յու. Ա. Ամենափրկիչ վանքի ճարտարապետությունը, էջ 235 (Таманян Ю. А. Архитектура монастыря Всеспастеля. С. 235):
  • 14 Халпахчьян О.Х. Стилистические особенности… С. 27.
  • 15 Там же. С. 28.
  • 16 О средневековом архитектурном наследии крымских армян можно судить лишь по известным
  • сегодня немногим памятникам, между тем как основная его часть уничтожена в XIX–ХХ вв.
  • 17 ԲժշկեանՄ., Ճանապարհորդութիւն ի Լեհաստան, էջ 261 (БжишкянМ.Путешествие в Польшу. С. 261):
  • 18 Государственный архив Республики Крым. Ф. Р-663. Оп. 10. Д. 398. Л. 25.
  • 19 Воронин Ю.С., Сычёв В.В. Армянские памятники Крыма… С. 7.
  • 20 Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты средневековых армянских храмов Крыма // Историческое наследие Крыма. Симферополь, 2004. № 5. С. 11.
  • 21 Возникновение этого декоративного элемента связывается с воспроизведением в камне деревянных конструкций «hазарашен», применявшихся в перекрытиях армянских народных домов.
  • 22 Якобсон А.Л., Таманян Ю.А. Армянская архитектура в Крыму. С. 29.
  • 23 Корхмазян Э.М. Армянская миниатюра Крыма. Ереван, 1978. С. 108
  • 24 См. также: Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 9–10.
  • 25 Якобсон А.Л. Армянский монастырь XIV в… С. 233; Якобсон А.Л., Таманян Ю.А. Армянская архитектура в Крыму. С. 29.
  • 26 Описание см. также: Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 12
  • 27 Якобсон А.Л. Армянский монастырь XIV в… С. 233; Якобсон А.Л., Таманян Ю.А. Армянская архитектура в Крыму. С. 29.
  • 28 Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 9–10.
  • 29 Смирнов В.Д. Археологическая экскурсия в Крым летом 1886 г. // ЗВОИРАО. Том I. Вып. IV.
  • С. 17 (отд. оттиск) .
  • 30 Корхмазян Э.М. Армянская миниатюра Крыма. С. 107.
  • 31 Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 9.
  • 2 Дурново Л.А. Очерки изобразительного искусства средневековой Армении. М., 1979. С. 159.
  • 33 Там же. С. 165.
  • 34 Корхмазян Э.М. Крымская армянская миниатюра. Симферополь, 2008. С. 32–33.
  • 35 Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 12.
  • 36 Якобсон А.Л., Таманян Ю.А. Армянская архитектура в Крыму. С. 16; Թամանյան Յու.Ա. Ամենափրկիչ վանքի ճարտարապետությունը, էջ 236 (Таманян Ю.А. Архитектура монастыря Всеспасителя. С. 236):
  • 37 Рельеф, скорее всего, переставлен сюда позднее.
  • 38 Айбабина Е.А. Декоративная каменная резьба Кафы XIV–XVIII вв. Симферополь, 2001. С. 123,127, 129.
  • 39 Реконструкцию см.: Корхмазян Э.М. Армянская миниатюра Крыма. С. 101.
  • 40 Подробное описание см.: Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 8–9.
  • 41 Корхмазян Э.М. Армянская миниатюра Крыма. С. 53.
  • 42 Там же; Корхмазян Э.М. Крымская армянская миниатюра. С. 65, 67.
  • 43 Корхм44 Ср. с: Якобсон А.Л. Армянские хачкары. Ереван, 1986. С. 46, 48.
  • 45 Հայաստանի միջնադարյան կոթողային հուշարձանները։ IX–XIII դդ. խաչքարերը. Երևան,
  • 1984, էջ 36 (Мемориальные памятники средневековой Армении. Хачкары IX–XIII вв. Ереван,
  • 1984. С. 36):
  • азян Э.М. Крымская армянская миниатюра. С. 54, 88, 117, 123.
  • 46 Описание см.: Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 10.
  • 47 Корхмазян Э.М. Крымская армянская миниатюра. С. 101.
  • 48 Халпахчьян О.Х. Стилистические особенности… С. 31.
  • 49 Айбабина Е.А. Рельефы и архитектурные орнаменты… С. 12.

Архитектура крымских армян. – Симферополь: ГАУ РК «Медиацентр им. И. Гаспринского »,2019 г..  Халпахчьян О.Х. в редакции Саргсян Т.Э.

ISBN 978-5-6042975-0-6

 

ПОДДЕРЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НАШ САЙТ
С Вашей помощью он станет более полезным и информативным.

Источник:
  • Журнал "Голубь Масиса" 2013 - 1
  • Архитектура крымских армян. – Симферополь: ГАУ РК «Медиацентр им. И. Гаспринского »,2019 г.. Халпахчьян О.Х. в редакции Саргсян Т.Э. ISBN 978-5-6042975-0-6
 Помощь проекту
Читайте еще

Руины армянских храмов Крыма