Возрождение армянской общины Крыма. Григорьянц В.Е.

Среда, Октябрь 20, 2021 969
Возрождение армянской общины Крыма.  Григорьянц В.Е.

Возрождение армянской общины Крыма. Григорьянц В.Е.

Возрождение армянской общины Крыма:

Статья Владимира Ервандовича Григорьянца - зеркало становления Крымской армянской общины в историях и лицах.


Возрождение армянской общины Крыма: достижения и проблемы

(к 15-летию образования Крымского армянского общества)

В.Е. Григорьянц, кандидат исторических наук, директор НИЦ Крымоведения

Армянский народ переживает сейчас особую, критическую фазу своего развития. Армянская диаспора, насчитывающая уже более двух третей всей нации, продолжает увеличиваться. В условиях иноэтнического окружения она неизбежно вовлекается в процессы этнической трансформации: подвергается языковой и культурной ассимиляции, утрачивает национальное самосознание. Если этому процессу не препятствовать, конечным результатом его будет "этническая смерть" - полное растворение в "плавильных котлах" других этносов.

Единственным средством противодействия этой тенденции является этническая консолидация - способность этнической группы объединяться в рамках единой общины, сохранять свой национальный облик, быт, традиции и нравы, свой родной язык, веру, историю и культуру. При этом наличие благоприятных политико-правовых и социально-экономических условий жизнедеятельности (т.е. лояльное отношение со стороны принимающего государства и высокая степень социокультурной инкорпорации) вовсе не обеспечивают автоматического сохранения национальной группы. Это происходит только там, где диаспора пассионарна, где она способна преодолеть разрушающий ее изнутри эгоцентризм и подчинить его общенациональной идее. Сцементированная в жизнеспособные национальные общины, такая диаспора становится не только своеобразным гарантом сохранения нации в условиях иноэтнического окружения, но и частью мирового армянства, активно участвующего в судьбах своей исторической родины. Деятельность армянских общин России, США, Франции, Ирана, Ливана, Сирии, Аргентины, Австралии, Бразилии, Болгарии, Греции, Великобритании и многих других стран мира наглядно свидетельствует об этом.

Перед армянской общиной Крыма эта проблема стоит особенно остро. Крым - первая и самая древняя земля армянской колонизации. Еще в раннем средневековье крымские армяне играли выдающуюся роль в развитии дружественных связей армянского народа с народами Польши, России, Украины - славянским миром в целом. Во времена генуэзцев, Крымского ханства и даже после взятия Кафы турками (1475) армяне оставались многочисленной и влиятельной в экономическом и культурном отношении этнической группой населения полуострова. С древнейших времен тесно связанные с Западом и Востоком, они и в Крыму на протяжении столетий играли роль своеобразных посредников в цивилизационных контактах между Европой и "тюрко-кипчакским" миром, Россией и Османской Турцией. Крымские армяне, "выведенные" в 1778 г. по указу Екатерины II на пустующие земли Приазовья, сыграли выдающуюся роль в закреплении позиций России на северных подступах к Кавказу, а та часть из них, которая вернулась, - в утверждении российских социокультурных стандартов в Крыму. И после установления советской власти крымские армяне были одним из наиболее толерантных национальных меньшинств, сохраняли одинаково добрые отношения с русскими, украинцами, крымскими татарами, греками, немцами, болгарами, евреями и другими этническими группами населения. Но в 1944 г. многовековая история армянской общины Крыма была насильственно прервана депортацией [1].

Согласно постановлению ГКО за № 5984 СС от 2 июня 1944 г., в ходе "второго спецпереселения" вслед за крымскими татарами были депортированы из Крыма армяне, греки и болгары. Принудительному переселению подверглись все лица указанных национальностей, независимо от пола, возраста и заслуг перед советской властью, - бывшие подпольщики и партизаны, инвалиды войны и ветераны труда, члены ВКП(б) и комсомольцы, семьи красноармейцев, погибших на фронте или продолжавших воевать в действующей армии, старики, женщины, дети. Несмотря на малочисленность (менее 10 тыс. чел.), крымские армяне были разбросаны по спецпоселениям Казахстана, Башкирии, Пермской, Свердловской и Кемеровской областей, оказавшись в непривычных географических условиях, среди враждебно настроенного иноэтнического окружения. Несправедливо репрессированные, униженные, оторванные от родных очагов, лишенные всякого имущества, крымские армяне в течение 12 лет были вынуждены терпеть издевательский режим спецкомендатур, утрачивая остатки этнического самосознания и самобытной культуры. Только в марте 1956 г. Указом ВС СССР были освобождены от режима спецпоселений (но без права вернуться на родину - в Крым) армяне, болгары и греки, а спустя два года - и крымские татары. Появилась надежда на возвращение, и наиболее упорные из бывших спецпереселенцев стали нелегально перебираться в Крым, другие - в Краснодарский и Ставропольский края, поближе к родине. Впрочем, это были отдельные, очень редкие случаи, основная же масса крымских армян оставалась в районах бывших спецпоселений. В последующие годы некоторая часть их перебралась в другие районы СССР, на Кавказ и в Среднюю Азию. Казалось, судьба подвела роковую черту под многовековой историей таврических армян, обрекая этот субэтнос на окончательную ассимиляцию и исчезновение.

Первичная этническая консолидация
К 1989 г. в Крыму было около 2,8 тыс. армян, из которых депортированные в годы Второй мировой войны крымские армяне и их потомки составляли мизерную часть. Начало организованного возвращения на родину крымских армян было тесно связано с процессом этнической консолидации этой небольшой армянской общины, ее стремлением к возрождению национальной жизни. С другой стороны, возросшая в условиях начавшегося процесса демократических преобразований общественно-политическая значимость вопроса о репатриации депортированных из Крыма в 1941-1944 гг. этнических групп определила характер и специфические особенности процесса консолидации местной армянской общины.

2 апреля 1989 г. в Симферополе усилиями местных армян, при активном участии властей и общественности Армении, Украины и Крыма, было образовано Крымское армянское общество культуры "Луйс" ("Свет"), ставшее основой организации местной армянской общины. Активное участие в организации общины приняли А.Данелян, В.Шевьев, А.Аматуни, Ф.Мардоян, В.Саргсян, П.Тыглиянц, П.Казанчянц, Р.Макинян, А.Шолян, Ш.Хубларян, Г.Казарян, Б.Балаян и многие другие известные в Крыму армяне.

Психологическим толчком к этнической консолидации стала патриотическая волна, охватившая в этот период практически все армянское население СССР в связи с трагическими последствиями землетрясения в Армении, акцией геноцида против армян в Сумгаите и борьбой Нагорного Карабаха за самоопределение. Стремление оказать помощь армянам, пострадавшим от землетрясения 1988 г., и армянским беженцам из Азербайджана сыграло роль фактора этнической мобилизации. В интервью газете "Арач" в июне 1990 г. А.С. Данелян подчеркивал, что после землетрясения "решением правительства более 6 тыс. армян из зоны бедствия были перевезены в Крым. Их содержание взяло на себя Крымское армянское общество. Было собрано 30 тыс. рублей. Это положило начало созданию общины... Это была первая национальная организация в Крыму, и по нашему примеру были затем образованы общества караимов, крымчаков, татар, украинцев и других народов" [2]. Вслед за армянами создали свои национальные общества также греки, болгары, немцы, евреи и другие этнические группы Крыма.

Возникновение этого первого в Крыму национально-культурного образования было невозможно без соответствующей политико-административной и финансовой поддержки. В работе учредительного собрания участвовали заведующий идеологическим отделом ЦК компартии Армении Г. Асатрян, заведующий сектором Крымского обкома компартии Украины А. Форманчук, председатель Правления Армянского фонда культуры - депутат ВС СССР В. Петросян, председатель Правления Крымского областного отделения Украинского фонда культуры Ю. Богатиков, председатели Правлений обществ культуры Москвы, Ленинграда, Ростова, Львова, Куйбышева, Новороссийска, Армении, Прибалтийских республик, деятели науки и культуры, а также представители от армян, пострадавших во время землетрясения в Армении и эвакуированных в г. Евпаторию. Учредительное собрание, проходившее под председательством Ю.И. Богатикова, утвердило Устав общества, избрало состав Правления и его председателя, которым стал Анушаван Суренович Данелян (ныне премьер-министр Нагорно-Карабахской Республики). В августе 1989 г. в Крыму состоялась встреча председателя КрАОК "Луйс" А.С. Данеляна с первым секретарем ЦК компартии Армении С.Г. Арутюняном, который заверил, что министерства, ведомства и общественные организации Армении окажут всяческое содействие деятельности крымского армянского общества [3].

Новообразованное армянское общество развернуло весьма активную деятельность. Уже в августе 1989 г. Правление общества разработало смету на проведение 21-25 октября в Крыму "Дней А. Спендиарова", утвердило Устав объединения производственных и творческих организаций "Крым" (генеральный директор Ф.Мардоян), которому была выделена ссуда в 15 тыс. рублей. Были приняты решения о реставрации староармянского кладбища в Симферополе, о выделении обществу караимов помощи в 1 тыс. рублей. В декабре того же года Правление общества подвело итоги проведения "Дней Спендиарова" в Крыму, утвердило Устав научно-производственного объединения "Сурб-Хач" (директор В. Арутюнян) с уставным фондом 10 тыс. рублей [4].

В январе 1990 г. в центре внимания руководства Правления армянского общества "Луйс" был вопрос "о мерах по оказанию помощи беженцам из г. Баку и из других районов Азербайджана". Общество обратилось к предприятиям, организациям и кооперативам с просьбой перечислить на счет КрАОК "Луйс" средства для оказания помощи беженцам. Была создана специальная Комиссия для организации выдачи беженцам материальной помощи, трудоустройства и подыскания жилья. Каждому беженцу, независимо от национальности, обратившемуся за помощью в армянское общество, выдавалось по 100 рублей. В феврале-марте 1990 г. Правлением общества были приняты решения: о выделении 28 тыс. рублей на командировку А.С. Данеляна для совместной с Министерством культуры Армении организации экспозиции выставки средневековой крымской армянской миниатюры в Париже, о выделении новообразованному научно-производственному объединению "Кристалл" (директор О. Русецкий) ссуды в 15 тыс. рублей, о сборе средств для проведения в Крыму 23-29 июля "Дней И.К. Айвазовского", о сборе средств на изготовление и установку хачкара ("крест-камень") - памятника жертвам геноцида 1915 г. на староармянском кладбище в Симферополе. Несколько позднее Правлением КрАОК "Луйс" были приняты решения о создании малых предприятий "Двин" (директор В. Акопджанян), "Гиппиатор" (директор Р. Макинян), "Атлант" (директор С. Ян) [5].

В мае-июне 1990 г. крымская пресса сообщала о том, что благодаря усилиям местного армянского общества в Крыму с успехом прошли "Дни Спендиарова", возобновлено основанное еще в прошлом веке Габриелом Айвазовским издание "Голубь Масиса" [6], первый номер которого на русском и армянском языках вышел в апреле 1990 г., созданы и действуют "воскресные школы, в которых опытные педагоги обучают армянскому языку, литературе и истории, знакомят слушателей с древней и современной историей Армении". В другой информации сообщалось о создании армянской общины в Феодосии, о планах по реставрации памятников армянской церковной архитектуры, о митинге местных армян в память жертв геноцида 1915 г. на староармянском кладбище в Симферополе, в котором приняли участие и представители крымского отделения РУХа, крымчакского, караимского, еврейского, грузинского культурно-просветительских обществ. В конце июня 1990 г. газета "Крымский комсомолец" сообщила о выставке произведений армянской культуры в Париже, часть программы которой была организована крымским армянским обществом культуры "Луйс" совместно с министерствами культуры Армении и Франции. "Миниатюры и рукописи, - сообщала газета "Голубь Масиса" об экспонатах выставки в Париже, - создавались в Сурхате (ныне Старый Крым), монастыре Сурб-Хач, Каффе (ныне Феодосия) и других местах компактного проживания армян в Крыму". На второй день после открытия выставки крупную статью об этом событии поместила французская "Монд". В июле 1990 г. местные газеты широко освещали проведение в Крыму "Дней Айвазовского", высоко оценивая роль крымской армянской общины и правительства Армении в финансировании и организации мероприятия. Отмечалась помощь со стороны местных органов власти и учреждений культуры. Участники организованного Крымской армянской общиной первого в мире международного симпозиума маринистов имени И.К. Айвазовского - 25 известных художников из национальных республик СССР, США, Франции, Великобритании, Греции, Ирана и других стран - передали в дар крымским армянам более 30 созданных ими в Крыму живописных полотен. Широко освещались эти события и в Армении [7].

Надо отметить, что стремление армян к возрождению национальной культуры не всегда встречало должное понимание и поддержку местных властей. Так, попытки организации дома-музея композитора А. Спендиарова "уперлись, - по словам А. Данеляна, - в железобетонный бюрократический забор, возведенный вокруг этой проблемы Ялтинским горсоветом". В мае 1990 г. в опубликованной армянской газетой заметке "Сурб-Хач на краю пропасти" говорилось о препятствиях, чинимых местным райисполкомом реставрации этого памятника средневековой армянской архитектуры, находящегося под охраной государства. "Руководители Кировского района, и в первую очередь председатель тов. Гордеев, - отмечалось в публикации, - занимают великодержавно-шовинистическую позицию, ... ставят перед нами всевозможные бюрократические рогатки, лишь бы не дать армянам взяться за реставрацию Сурб-Хача". Препятствовали местные власти и передаче Крымскому армянскому обществу церкви Святой Репсиме в Ялте - этого "чуда армянской церковной архитектуры" [8].

В первые годы своего существования армянская община Крыма получала существенную организационную и финансовую поддержку из Армении. Большую помощь в этом деле оказал заместитель председателя Комитета по связям с соотечественниками за рубежом (Комитет "Спюрк") Дживан Мовсесян. С 1989 г. Оржоникидзевский район Еревана взял шефство над крымской армянской общиной, финансовую помощь оказывали предприятия "Айтрансшин трест", "Анаит", "Эребуни", Нубарашенское трикотажное производственное объединение, кооперативы "Норарар" и "Кайцак". Значительные средства перечислили в адрес Крымского армянского общества кооперативы Оржоникидзевского района г. Еревана "НГМД", "Стройматериал", "Электромонтаж", "Иглиз" и "Аррпи". В мае 1990 г. газета "Голубь Масиса" сообщала о секретаре ЦК КЛСМ Армении Гургене Акопяне, который организовал помощь различных предприятий республики Крымскому армянскому обществу в размере 90 тысяч рублей, помог получить из Армении литературу, необходимую для открытия воскресной школы и библиотеки, привести в порядок армянское кладбище в Симферополе, начать реконструкцию монастыря Сурб-Хач, основать национальное армянское село. В июле 1990 г. руководство КрАОК "Луйс" публично выражало благодарность кооперативам "Вардананк" и "Ларвар-90", а также пищеторгу №3 Оржоникидзевского района г. Еревана за оказанную ими финансовую поддержку. Газета "Голубь Масиса" первоначально печаталась в Ереване в количестве 10 тыс. экз., причем 5 тысяч экземпляров распространялись в Армении, а другие 5 тысяч - в Крыму. Средства поступали и от крымских филиалов предприятий легкой промышленности Армении (производство обуви, трикотажа и т.п.), специально созданных с этой целью. В упомянутом выше интервью А. Данелян сообщал о принятии закона, по которому общины, живущие вне пределов своей нации, получают право иметь собственный финансовый счет, часть налога с их предприятий поступает в пользу общины, и на эти средства проводится культурная и реставрационная работа. О масштабах этой работы и размерах финансовых затрат свидетельствует такой факт: только на восстановление староармянского кладбища в Симферополе было затрачено свыше 100 тыс. рублей. Фактически из земли были вынуты более 250 мемориальных памятников. Некоторые из них сделаны из итальянского мрамора (скульптуры, хачкары), имеют высокую художественную ценность. В результате практически заброшенное кладбище в центре Симферополя превратилось в городскую достопримечательность [9].

В ноябре 1990 г. на очередном заседании КрАОК "Луйс" по предложению А.С. Данеляна был упразднен Президиум Правления и должности трех заместителей председателя Правления КрАОК, а исполнительно-распорядительные функции между заседаниями Правления и осуществление оперативного руководства деятельностью общества возложены на аппарат, который возглавил вновь избранный первый заместитель председателя КрАОК "Луйс" В.В. Саргсян. Для сохранения коллективного начала в управлении делами общины при председателе КрАОК образован Председательский Совет в составе членов: Агаджанова С.А., Барсегяна Г.А., Карагуляна В.В., Султанянца Ф.К., Туманянца Н.М., Шахназарова А.Б., Спендиаровой М.Г. [10].

20 июня 1991 г. 1-й съезд армянской общины Крыма в составе 283 делегатов, учитывая существенное расширение круга вопросов, которыми пришлось заниматься руководству общины (обеспечение жильем и работой беженцев, проблема ранее депортированных армян и др.), принял решение о преобразовании КрАОК "Луйс" в Крымское армянское общество (КАО). Был принят Устав и переизбрано руководство КАО в составе: председатель КАО - Данелян А.С., зам. председателя КАО - Саргсян В.В., председатель Ревизионной комиссии - Казарян Г.Е., члены - Хубларян Ш.Г., Акопджанян В.Б. В состав нового Правления КАО вошли: Данелян А.С., Саргсян В.В., Барсегян Г.А., Григорян А.А., Григорян Н.М., Ерканян П.А., Казарян Г.Е., Макинян Р.Е., Мардоян Ф.А., Саргсян А.В., Саркисян А.Ш., Саакян З.А., Торосян Е.С., Тыглиянц П.К., Хубларян Ш.Г., Шолян А.А., Ян С.З. [11].

К лету 1991 г. региональные отделения армянского общества действовали в Евпатории, Феодосии и Старом Крыму, готовились к открытию отделения в Керчи, Алуште, Бахчисарае. В Симферополе, Ялте и Севастополе были созданы армянские воскресные школы, велась работа по реставрации церквей в Феодосии. Намечено издание сборников: "Крымская армянская миниатюра", "Крымские армянские памятники истории, архитектуры и культуры", "Выдающиеся деятели крымской армянской общины", а также переиздание уникального труда Кучук-Иоаннесова "Крымские армянские надписи". Во время проведения выставки средневековой армянской миниатюры и рукописей в Париже было получено согласие ЮНЕСКО на объявление 1992 г. - 175-й годовщины со дня рождения великого мариниста - "Годом Айвазовского" [12].

К сожалению, не все из задуманного удалось осуществить. В целом 1989-1992 гг. можно рассматривать как этап первичной консолидации армянской национальной общины на основе стихийно сложившейся в специфических крымских условиях модели самоорганизации и самофинансирования.

Проблема репатриации крымских армян
Существенное влияние на процесс этнической консолидации армянской, как, впрочем, и всех других национальных общин Крыма, оказала упорная борьба за возвращение на родину крымских татар, число которых в Крыму к 1989 г. достигло почти 40 тысяч человек. Под влиянием этого фактора вопрос о возвращении армян, депортированных из Крыма в годы Второй мировой войны, становится одним из важных направлений деятельности армянской общины. В том же 1989 г., благодаря энергичной инициативе армянского и греческого обществ, к которым активно подключились болгарская и немецкая общины, вопрос о возвращении в Крым депортированных представителей этих этнических групп и их потомков стал предметом рассмотрения местных, республиканских и союзных властей. В сентябре 1989 г. председатель армянского общества А.С. Данелян на областной научно-практической конференции, посвященной межнациональным отношениям, обращал внимание ее участников на тот факт, что кроме крымских татар "массовым депортациям были подвергнуты также крымские армяне, болгары, греки, немцы". Выступая на 3-й сессии областного совета, он справедливо отмечал, что Декларация ВС СССР от 14 ноября 1989 г. "О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав" в одинаковой мере распространяется на все депортированные этнические группы Крыма: "Почти во всех документах, принятых на уровне нашей области, ...когда речь идет о депортации - перечисляются поименно все народы. Но вот когда речь заходит о возвращении этих народов, то почему-то говорится только о возвращении крымских татар". Уже в это время с целью формирования банка данных и составления картотеки армян, депортированных из Крыма в 1944 г., руководство армянской общины направило в Армению, Среднюю Азию, Казахстан, Сибирь, Свердловскую область и Краснодарский край специальных представителей [13].

Настойчивость руководства армянской и греческой общин в вопросе о возвращении депортированных армян, болгар, греков и немцев привела к принятию постановления Пленума обкома КП Украины от 5 января 1990 г. об оказании необходимой помощи Государственной комиссии СМ СССР и облисполкому "при решении практических вопросов, связанных с восстановлением прав крымскотатарского народа, а также греков, немцев, болгар, армян, выселенных из Крыма в годы Великой Отечественной войны". 1 июня 1990 г. "Крымская правда" сообщала, что представители армянского и греческого обществ были приглашены на совместное заседание идеологической комиссии обкома КПУ и постоянной комиссии областного Совета народных депутатов по гармонизации межнациональных отношений и духовной сферы в связи с постановкой ими вопроса о "возвращении на родную землю других изгнанников - греков, армян, болгар, немцев, караимов". А. Данелян и К. Апостолиди, отмечалось в сообщении, "высказали предложение выделять участки для индивидуального строительства представителям всех других депортированных из Крыма народов" [14].

18 июня 1990 г. состоялось заседание Правления КрАОК "Луйс" с участием представителей от местного греческого общества. Был заслушан вопрос о "создании Комиссии содействия процессу возвращения армянских и греческих семей, депортированных из Крыма в 1944 г.". Комиссия приняла соответствующее "Обращение крымских армян и греков к депутатам Крымского областного Совета", в котором предлагалось: принять соответствующее решение о порядке возвращения в Крым армянских и греческих семей, депортированных в 1944 году; разрешить размещение на территории Крыма специализированного строительного управления (ССУ) при крымских армянском и греческом обществах с правом сооружения объектов жилья, соцкультбыта, а также предприятий легкой и пищевой промышленности; выделить земельные участки для индивидуального и коллективного строительства жилых домов в черте городов Симферополя, Феодосии, Керчи, Судака, Евпатории, Старого Крыма, Белогорска, где сосредоточены памятники армянской и греческой культуры; выделить неосвоенные земельные угодья для сельскохозяйственной деятельности и производства дефицитных для Крыма продуктов земледелия; выделить территорию для строительства этнографических сел в районах исконного проживания этих народов. При этом все расходы по реализации намеченной программы национальные общества армян и греков брали на себя [15].

Вопрос о возвращении депортированных из Крыма армян и греков вновь поднимался А. Данеляном осенью 1990 г. в его выступлении на 3-й сессии областного Совета народных депутатов16. Тем не менее, примерно до середины 1992 г. решения местных властей по проблеме возвращения и обустройства депортированных касались практически только крымских татар.

20 января 1991 г. на референдуме о государственном и правовом статусе региона 93,3% участвовавших в голосовании жителей Крыма высказались за восстановление Крымской АССР в составе Украинской ССР как субъекта Союза СССР и участника Союзного договора. Опираясь на п. 2, ст. 97 Конституции УССР, ВС Украинской ССР 12 февраля 1991 г. принял закон о восстановлении Крымской АССР. 22 марта 1991 г. ВС Крымской АССР принял Постановление "О пополнении состава ВС Крымской АССР", позволяющее дополнительно избрать в состав депутатского корпуса ВС Крыма по квотной системе 11 представителей из числа депортированных народов: 7 - от крымских татар и по 1 - от армян, болгар, греков и немцев, что позволило решать вопросы их возвращения и обустройства на легитимной основе. 14 апреля 1991 г. общее собрание КрАОК "Луйс" в составе 252 членов общины, при участии члена Центральной избирательной комиссии Крымской АССР В.В. Алсуфьева, подавляющим большинством голосов избрало А.С. Данеляна депутатом Верховного Совета Крымской АССР. 23 мая 1991 г. депутатские полномочия председателя КАО "Луйс" А.С. Данеляна были подтверждены постановлением ВС Крымской АССР [17].

В ноябре 1991 г. по инициативе депутата от армянской общины А.С. Данеляна внеочередная сессия ВС Крыма приняла Постановление "О практических мерах по организованному возвращению в Крым депортированных армян, болгар, греков и немцев". Выделенное решением Кабинета Министров Украины бюджетное финансирование на 1992 г. в объеме 109,6 млн. руб., в соответствии с решением национальных обществ поименованных этнических групп, было распределено поровну - по 27,4 млн. руб. В июле 1992 г. при СМ Крыма в дополнение к Комитету по делам депортированных народов, который решал преимущественно проблемы крымских татар, было создано специальное Управление по делам депортированных армян, болгар, греков и немцев, разработана Схема-прогноз их расселения в Крыму на период с 1992 по 2000 гг. Предполагалось организованное возвращение 69750 ранее депортированных граждан указанных национальностей, в том числе 17200 армян. В 1993 г. обе структуры вошли в состав Госкомитета по делам национальностей при СМ Крыма [18].

Надо отметить важную роль, которую сыграл А.С. Данелян в развитии программы возвращения в Крым депортированных народов в это исключительно тяжелое время [19]. Постановлением ВС Крыма от 16 октября 1992 г. А.С. Данелян был назначен руководителем депутатской Комиссии ВС Крыма по осуществлению экономических связей и решению проблем депортированных народов с Республикой Узбекистан с правом определения состава Комиссии. В ноябре 1992 г. крымские СМИ сообщали о визите в Москву делегации ВС Крыма в составе председателя ВС Крыма Н.В. Багрова, председателя Постоянной комиссии ВС Крыма по национальной политике, межнациональным и межреспубликанским отношениям и культуре А.С. Данеляна и первого заместителя председателя СМ Крыма А.Р. Франчука, которая встретилась с главой правительства РФ Е.Т. Гайдаром. В Москве А.С. Данелян встречался с председателем Совета национальностей ВС РФ Р.Г.Абдулатиповым [20]. Об экономических результатах визита свидетельствовало Распоряжение правительства Крыма от 15 декабря 1992 г. за № 571-р "О распределении денежных средств, выделенных Россией на программу возвращения". Комитету по делам депортированных народов разрешалось израсходовать 310 млн. рублей на программу возвращения крымских татар [21]. 20 мая 1994 г. постановлением ВС Крыма депутат от армянского одномандатного национального избирательного округа А.С. Данелян был избран председателем Постоянной комиссии ВС Крыма по национальной политике и проблемам депортированных граждан [22].

Таким образом, уже с начала 90-х годов, когда Украина взяла на себя основную тяжесть решения проблемы возвращения и обустройства граждан, депортированных из Крыма в годы войны, вопрос о репатриации крымских армян стал одним из главных направлений деятельности Крымского армянского общества. Казалось бы, введение бюджетного финансирования программы репатриации ранее депортированных крымских армян станет дополнительным стимулом для укрепления и развития уже созданной армянской общиной модели самофинансирования. Но этого не произошло. Более того, активное подключение армянской общины к решению вопросов бюджетного финансирования программы возвращения ранее депортированных крымских армян привело к необоснованным представлениям о том, что все насущные проблемы армянской общины Крыма могут быть решены в рамках государственной программы возвращения репатриантов. Как показали дальнейшие события, сложившаяся ситуация потенциально таила в себе ряд негативных моментов.

Возможность планировать и осуществлять в рамках государственной программы для депортированных граждан мероприятий этнокультурного, образовательного и просветительского свойства, которые раньше всецело финансировались за счет общины, привела к появлению в только еще нарождающейся армянской предпринимательской прослойке иждивенческих и эгоцентристских настроений. Поскольку вся эта деятельность координировалась избранным по национальным квотам депутатом ВС Крыма А.С. Данеляном через Республиканский Комитет по делам национальностей, в жесткой финансовой зависимости от структурного подразделения данного комитета (Управления по делам депортированных армян, болгар, греков и немцев) оказалась и претерпевшая соответствующие изменения структура аппарата управления делами общины. Коллективное руководство уступило место достаточно авторитарной модели управления, оттолкнувшей от активного участия в делах общины наиболее честолюбивых представителей предпринимательского класса и интеллигенции. Показательно, что после Съезда армянского общества в июне 1991 г. заседания Правления КАО не проводились почти полтора года. Перестала выходить газета "Голубь Масиса" [23].

Дополнительным внешним стимулом к переориентации КАО на бюджетные источники финансирования стало существенное сокращение, а затем и полное прекращение помощи со стороны Армении, которая теперь сама нуждалась в поддержке диаспоры. Между тем уже в 1991 г. из государственного бюджета Украины и Крыма на программу депортированных было запланировано 262 млн. грн. Очередное заседание Правления КАО, состоявшееся в октябре 1992 г., было посвящено преимущественно проблеме депортированных армян. По решению Правления КАО, АО "Даниэл" (директор В.П. Кузьменко) заключило договор с Управлением по делам депортированных армян, болгар, греков и немцев в качестве генерального подрядчика по строительству жилых домов для депортированных армян. 6 декабря 1992 г. в Симферополе состоялся 2-й съезд КАО в составе 235 человек, на котором главное место заняло обсуждение вопроса о ходе возвращения в Крым депортированных армян. Следующее заседание Правления КАО состоялось только в октябре 1993 г. в связи с созывом очередного съезда [24].

Финансовая помощь украинского государства в решении вопроса репатриации и обустройства ранее депортированных граждан позволила развернуть, помимо капитального строительства, значительную по масштабам социально-культурную программу. Так, в марте 1993 г. постановлением СМ Крыма из государственного бюджета на финансирование соцкультмероприятий по программе возвращения депортированных было выделено около 5 млрд. крб., из которых примерно 1/10 часть - по программе армян, болгар, греков и немцев. Основные статьи финансирования составляли: образование, культура, здравоохранение, единовременная помощь при переезде, перевозке багажа и обустройстве, возмещение расходов за проживание в общежитиях, а также - ремонт и реставрация памятников, дотации учебным заведениям, редакциям газет и журналов, финансирование национальных телепередач, оздоровление детей-сирот и др. [25]

В то же время, в специальной справке "О дополнительных мерах по организации возвращения и обустройства депортированных граждан в 1993 году и задачах на 1994 год", составленной председателем вновь образованного Госкомитета по делам национальностей Крыма А.А. Форманчуком, отмечался целый ряд просчетов и недостатков: отсутствие государственной программы возвращения и подмена ее ежегодными квотами, не обеспеченными финансированием в полном объеме; распыление капитальных вложений по многочисленным незавершенным объектам и неэффективное использование средств (в том числе и не целевое их использование), выделенных на социально-культурную сферу; стихийный характер возвращения крымских татар; спонтанный характер работы по созданию новых рабочих мест, постановке репатриантов на квартирный учет; самоустранение от участия в решении проблемы горрайадминистраций и др. Особо подчеркивалась необходимость "коренного пересмотра концепции возвращения, расселения и обустройства депортированных крымских татар, армян, болгар, греков и немцев с учетом быстро меняющейся политической и экономической ситуации" [26].

17 октября 1993 г. 3-й съезд КАО в составе 128 человек под председательством А.С. Данеляна обсудил дополнения к Уставу и поручил Правлению разработать и зарегистрировать в установленном порядке Положение о символике КАО. В начале февраля 1994 г. Правление КАО приняло решения о созыве очередного съезда, заслушало доклад "О работе КАО по возвращению депортированных армян в Крым", обсудило вопрос о выдвижении кандидатов в народные депутаты ВС Крыма по армянскому национальному избирательному округу, утвердило список представителей от КАО в горрайисполкомы по выборам народных депутатов.

13 февраля 1994 г. состоялся 4-й внеочередной съезд КАО, в котором участвовало 64 делегата. При активной поддержке В.В. Саргсяна, Е.С. Торосяна (Евпатория), А.В. Саргсяна (Ялта), О.А. Арушаняна (Феодосия), А.А. Авакяна, В.И. Шевьева, С.З. Яна и др. А.С. Данелян был вновь выдвинут кандидатом в депутаты ВС Крыма. Вторым альтернативным кандидатом стала председатель армянской религиозной общины Ялты Л.С. Ерицян, но она не получила поддержки местных армян. К осени 1994 г. были созданы отделения КАО в Керчи, Судаке, Ленинском и Раздольненском районах. За счет государственного финансирования программы возвращения депортированных армян на территории Симферопольского района, примыкающей к селу Белое, было начато строительство армянского поселка [27].

Подъем национально-культурной деятельности крымских армян
К концу 1994 г., благодаря бюджетному финансированию по программе возвращения и обустройства депортированных граждан, после продолжительного перерыва вновь увидела свет газета "Голубь Масиса". Поздравляя крымских армян с этим знаменательным событием, местоблюститель Украинской епархии Армянской Апостольской церкви архимандрит Натан отмечал, что возобновление издания газеты происходит в дни, когда армянский народ празднует 200-летие армянской периодической печати, первенцем которой была газета "Аздарар" ("Вестник"), вышедшая в 1794 г. в Мадрасе под редакцией Арутюна Шмавоняна. В первом номере газеты сообщалось о возобновлении после годового перерыва работы армянской воскресной школы в Симферополе, об открытии церкви Сурб Никогайес (Св. Николая) в Евпатории, о создании армянского историко-культурного центра, о выходе каждый вторник в 18.20 по крымскому телевидению программы армянской редакции "Барев". После создания армянской редакции Крымского радио каждую среду в 19.10 по 1-й программе стала выходить в эфир передача "Аракял Луйси" ("Апостол света"), которая повторялась каждый четверг в 7.30. Каждую субботу крымчане могли теперь слушать армянскую информационно-музыкальную программу "Сердце мое в горах", которая повторялась в воскресенье в 16.30. По 2-й программе в рамках стереопрограммы "Сиреневый айсберг" каждый вторник, четверг и пятницу в 18.30 выходил информационный выпуск армянской редакции радио [28].

К этому времени относится одна из важных инициатив крымской армянской общины - попытка создания международной организации армянской диаспоры. В ноябре 1994 г. в Ялте прошла научно-практическая конференция "Проблемы становления и развития Крымского армянского общества", где в качестве одного из главных достижений за пятилетний период существования общины отмечалась "реализация государственной программы возвращения армян, депортированных из Крыма в 1944 г.". В конференции приняли участие полномочные представители 15-ти армянских общин ближнего и дальнего зарубежья, глава Арцахской епархии епископ Паргев Мартиросян, известные ученые и крупные предприниматели Москвы, Еревана, других городов СНГ. Все участники отмечали необходимость координации деятельности армян диаспоры. С этой целью был избран Верховный Координационный Совет (председатель А.С. Данелян) и секретариат (исполнительный секретарь К.З. Микаелян). "Армянские общины и общественные организации, - говорилось в Уставе, - стремясь к повышению эффективности своей деятельности и посредством координации усилий и объединения своего потенциала, объединяются в Конфедерацию армянских общин". 28 ноября 1994 г. решением Министерства юстиции Украины за № 609 "Конфедерация армянских общин" была зарегистрирована как международная организация [29].

Для работы в Госкомитете по делам национальностей, Госкомитете по охране и использованию памятников истории и культуры Крыма, аппарате КАО, редакции газеты "Голубь Масиса", на радио и телевидении, в этнографическом центре и воскресных школах были приглашены из Армении специалисты: Олег Гариелян (первый заместитель председателя Госкомнаца), Шамир Хубларян (специалист отдела Госкомнаца), Владимир Григорьянц (старший научный сотрудник отдела армянских колоний Института истории НАН Республики Армения), Меружан Петросян (архитектор, руководитель работ по реставрации монастыря Сурб-Хач), Татевик Саргсян (историк, этнограф, краевед), Роберт Степанян (ведущий специалист Госкомитета по охране и использованию памятников истории и культуры, фотокорреспондент армянской газеты), Ваан Вермишян (главный редактор газеты и армянской редакции ГТРК "Крым"), Рушан Пилосян (ответственный секретарь газеты, редактор армянской редакции радио), Нелли Григорян (редактор армянской редакции радио и телевидения), Кнарик Даниелян (редактор армянской телередакции ГТРК "Крым"), Алла Григорян (зав. отделом газеты), Армен Зеленко (верстальщик газеты), Светлана Егиазарян (корректор газеты, преподаватель воскресной школы), Мануэл Мелконян (редактор армянской редакции телевидения ГТРК "Крым"), Артур Абовян (режиссер армянской редакции ГТРК "Крым"), Ваге Хачатрян (редактор армянской редакции ГТРК "Крым"), Лилит Тащян (редактор армянской редакции радио ГТРК "Крым", зав. отделом газеты, методист армянской воскресной школы), Вячеслав Хачатурян (ответственный секретарь газеты), Шушан Манучарян (этнограф, научный сотрудник Крымского этнографического музея), Аветик Аракелян (журналист, корреспондент газеты), Багдасар Товмасян (директор армянской воскресной школы г. Симферополя), Лиана Хачатрян (редактор армянской телередакции ГТРК "Крым") и др.

"Голубь Масиса" часто помещал интервью и статьи видных общественных деятелей Армении, НКР, России, Украины и Крыма. На страницах газеты, в армянских передачах радио и телевидения, помимо хроники жизни местной армянской общины, большое место уделялось национальной культурно-исторической тематике, ситуации в Закавказье и Армении, борьбе армян НКР за самоопределение, жизни и деятельности армян ближнего и дальнего зарубежья. В начале 1995 г. был основан издательский дом "Амена", в котором увидело свет немало книг, журналов, газет, освещающих не только историю армян, но и многих других народов Крыма.

К концу 1994 г. состоялись учредительные и отчетно-выборные собрания в городских и районных отделениях КАО: Евпатории (А.Торосян), Саках (М.Саргсян), Ленино (Е.Дулгарян) Ялте (Л.Дафтян), Севастополе (Н.Каграманян-Рыжкова). В канун нового 1995 г. в Симферополе, Ялте, Феодосии, Евпатории состоялись торжественные церемонии празднования Рождества Христова в церквях Святых Архангелов Микаэла и Габриэла (Феодосия), Святой Репсиме (Ялта), Святого Николая (Евпатория), в помещении Крымского армянского общества.

Оживление национальной жизни армянской общины Крыма в значительной мере определялось энергичной организаторской и благотворительной деятельностью армян - депутатов ВС Крыма Анушавана Данеляна и Владимира Шевьева, а также видных крымских армянских предпринимателей. Так, газета "Голубь Масиса" в январе 1995 г. под рубрикой "Совещания в Верховном Совете Крыма" сообщала: "Председатель Постоянной комиссии ВС Крыма по национальной политике и делам депортированных граждан, председатель Крымского армянского общества Анушаван Данелян дважды в неделю проводит совещание, в работе которого принимают участие специалисты, ответственные за строительство поселков компактного проживания для возвращающихся в Крым депортированных армян". В том же номере газеты редакция выражала благодарность по случаю 42-летия "нашему соотечественнику, депутату ВС Крыма, предпринимателю и благотворителю, имеющему мировую известность, В. Шевьеву", семьям Амирханян из Феодосии, Цатурян из Симферополя и другим за помощь в организации новогодних вечеров, а также Севастопольской армянской общине, предоставившей 300 долларов на приобретение новой аппаратуры для КАО.

Большую роль в пробуждении национально-религиозного сознания и этнической консолидации армян Крыма играли представители духовенства - священники уже действующих в Феодосии, Ялте и Евпатории армянских церквей - Иеремия Макиян, Сукиас Тертерян и Тадеос Геворкян, и в особенности - Верховный архимандрит, местоблюститель Армянской Апостольской церкви Украинской епархии Натан Оганесян, который систематически помещал на страницах "Голубя Масиса" статьи по поводу армянских национально-религиозных праздников "Святого Рождества", "Сретения Господня", "Праздника святых Варданитов" и другим вопросам [30].

В 1995-1996 гг. заметно оживилась деятельность армянских общин в регионах Крыма, образуются новые отделения КАО, происходит ротация руководства. Сеть армянских общин, помимо Симферополя, теперь охватывает Севастополь, Ялту, Алушту, Феодосию, Евпаторию, Бахчисарай, Джанкой, Керчь, Саки, Белогорск, Армянск, районные центры - Ленино и Раздольное. 17 марта заседание Правления КАО решило выдвинуть кандидатами в депутаты городских советов Саргсяна Вардана Вагаршаковича (Симферополь), Торосяна Ерванда Сергеевича (Евпатория), Саргсяна Мирдата Геворковича (Саки). В начале апреле состоялось учредительное собрание армянской общины Джанкоя, в котором участвовал председатель КАО А.С. Данелян. Обсуждались вопросы аренды стационарного помещения для Правления общины, открытия художественной школы, регулярной и своевременной уплаты членских взносов и др. Председателем нового отделения КАО был избран "уважаемый организатор Ашот Андраникович Авакян". В Ялте Л. Дафтян попросил освободить его от обязанностей председателя местного отделения КАО, сославшись на занятость и "безразличие основной массы членов общества". После обсуждения нескольких кандидатур на пост председателя Ялтинского отделения КАО был избран "уважаемый ялтинцами Арам Саргсян" [31].

Под патронажем или при активном участии КАО проходят национально-религиозные праздники, отмечаются памятные даты, проводятся различные мероприятия. Газета "Голубь Масиса" в апрельских номерах публикует сообщение о поездке в Эчмиадзин представителей от армянской общины Крыма председателя КАО Анушавана Данеляна и священника Иеремии Макияна для участия в выборах Католикоса всех армян, репортаж из Эчмиадзина об избрании 4 апреля 1995 г. 131-го Католикоса всех армян - Гарегина I, статью сотрудника редакции Р. Пилосяна о геноциде армян в Османской империи, статью "Да восславится твое имя в веках..." - о национальном герое армянского народа Андранике, сообщение о создании при Крымском армянском обществе ансамбля народной песни и танца.

24 апреля на ежегодном митинге в память Геноцида армян 1915 г. выступили заместитель председателя КАО В. Саргсян, священник феодосийской армянской церкви Иеремия Макиян, первый заместитель председателя Госкомнаца Крыма О.А. Габриелян. Выставка картин, посвященная траурной дате, была открыта в офисе Крымского армянского общества. Армяне - депутаты ВС Крыма, руководство КАО, ветераны войны и жители села участвовали в церемонии открытия в селе Гвардейском обелиска воинам, погибшим в войне.

На состоявшейся по инициативе евпаторийских армян встрече ветеранов войны с общественностью в день 50-летия Победы в Великой Отечественной войне выступили председатель правления армянского общества Евпатории А. Торосян, священник Тадеос Геворкян, директор местной армянской школы А. Склярук, полковник в отставке, участник боев за освобождение Крыма А. Аванесян, участник войны, в прошлом известный певец, солист Московской государственной консерватории В. Когосьян и др. Майский номер газеты "Голубь Масиса" публикует целый цикл статей и сообщений местной армянской интеллигенции, посвященных Великой Отечественной войне и участию в ней крымских армян: "Армяне в Великой Отечественной войне" (В. Вазгенян), "Красиво прожитая жизнь" (С. Амирджанянц), "Они еще рядом с нами" (А. Склярук), "408-я армянская стрелковая дивизия в битве за Кавказ" (Ф. Габриелян).

28 мая в Евпатории местная армянская община торжественной церемонией и праздничным богослужением отметила дату образования независимой Республики Армения. Выступавшие говорили об исторических судьбах армянского народа и его государственности, о проблемах депортированных и возвращающихся в Крым армян, о внутренних проблемах армянской общины. Аналогичные мероприятия провели и другие отделения КАО. В июне 1995 г. в монастыре Сурб-Хач (Старый Крым) состоялось ставшее уже традиционным народное гуляние, посвященное празднику Вознесения Христова. Сотни крымских армян активно участвовали в празднике цветов, посмотрели выступление детского ансамбля "Астхик" из Севастополя, да и сами с большим с удовольствием пели и танцевали. В мае-июне 1995 г. местные отделения КАО организовали и провели в Ялте, а затем и других городах Крыма турниры по нардам и футбольный матч между командами армянских общин Симферополя и Джанкоя [32].

Все перечисленные и многие другие мероприятия, проводимые в этот период усилиями КАО и его отделений, финансировались из трех источников. Главным из них стало бюджетное финансирование по программе возвращения депортированных армян. Кроме того, часть средств на различные цели в основном культурно-просветительского характера выделяла сама община, другая поступала от единовременных пожертвований армянских предпринимателей. Надо, однако, отметить, что со времени подключения КАО к решению проблем депортированных армян на основе бюджетного финансирования стала проявляться тенденция к сокращению финансовой поддержки КАО местными армянскими предпринимателями. С другой стороны, недостаточность бюджетного финансирования программы депортированных граждан, в том числе и армян, поставила их перед такими неимоверными трудностями в вопросах приобретения жилья, трудоустройства и социальной защиты, что многие из них были уже и не рады своему возвращению в Крым. В этом контексте весьма показателен следующий пример. 23 июня 1995 г. в Симферополе состоялось траурное собрание, посвященное 51-й годовщине депортации армян из Крыма, на котором присутствовали А.С. Данелян, О.А. Габриелян, В.П. Кузьменко, некоторые члены Правления КАО, гости из других национальных общин, свидетели депортации, ветераны войны и труда. "Но самое странное, - недоумевала по этому поводу газета "Голубь Масиса" - что на таком важном собрании, о котором было объявлено во всех средствах массовой информации, присутствовало едва 50-60 человек" [33].

Энерция развития и признаки кризиса
27 апреля 1996 г. в Симферополе состоялся 5-й очередной отчетно-выборный съезд Крымского армянского общества. В его работе участвовали делегаты от 17 региональных отделений КАО, представители ряда общественных организаций, официальные лица, гости, пресса. Были приняты решения: о переименовании съезда КАО в "Национальный съезд крымских армян" и Правления КАО - в "Национальный Совет крымских армян" (НСКА), состав которого был расширен до 60 членов. Съезд подчеркнул назревшую необходимость совершенствования организационной структуры КАО и его подразделений на основе принципов самоорганизации и самофинансирования. Принимая во внимание чрезвычайную занятость А.С. Данеляна, занимавшего ответственный пост заместителя председателя Верховного Совета Республики Крым, Съезд освободил его от должности председателя Правления КАО, назначив новым председателем НСКА Вардана Вагаршаковича Саргсяна. Одновременно, по единодушному требованию делегатов, А.С.Данелян, внесший выдающийся вклад в дело возрождения национальной жизни крымских армян, был избран бессменным почетным председателем НСКА.

Согласно Уставу, КАО представляло интересы всех проживающих в Крыму армян, в том числе депортированных из Крыма в 1944 г. и их потомков. Основными целями КАО провозглашались: реализация и защита гражданских, политических, экономических, социальных, культурных прав и национального достоинства крымских армян; содействие гражданскому согласию и консолидации этносов Крыма; противодействие любым проявлениям национальной дискриминации, этнической или религиозной нетерпимости; формирование уважительного отношения к традициям и культуре других народов. В решениях съезда отмечались существенные успехи в деле возрождения и консолидации в Крыму армянства, в решении вопроса о возвращении и обустройстве депортированных в 1944 г. армян и их потомков [34].

Летом 1996 г. в Симферополе, Феодосии, Евпатории и Керчи состоялись концерты народного ансамбля донских армян "Ани" под началом дирижера - доцента Ростовской государственной консерватории, руководителя культурно-просветительского общества "Новый Нахичевань", заслуженного деятеля культуры России Киркора Хурдояна. Выступления народного этнографического ансамбля, в музыке, песнях, танцах и одежде которого зримо представлена средневековая культура крымских армян, ушедших в 1778 г. на Дон и основавших там город Новый Нахичевань, были встречены армянской общиной Крыма с особой теплотой. В августе того же года в рамках проведения Дней армянской культуры, посвященных 125-летию со дня рождения А. Спендиарова, в Симферополе, а затем в заполненном до отказа огромном концертном зале "Юбилейный" в Ялте состоялись концерты мастеров искусств из Армении. Гала-концерт в Ялте начался с приветственной речи министра культуры Крыма Анатолия Литвиненко. Армянское национальное искусство представляли солисты Ереванского театра оперы и балета, популярные эстрадные певцы, знаменитая команда КВН Ереванского медицинского института "Шарм". Бурными аплодисментами встретили крымские армяне выступления певца, поэта и композитора Рубена Ахвердяна, юмориста Ашота Казаряна, певца Арама Асатряна. В этот день впервые был исполнен гимн крымских армян композитора Мелика Мависакаляна [35].

1997 г. был объявлен ЮНЕСКО годом братьев Габриела и Ованеса Айвазовских. Этому событию был посвящен праздник армянской культуры в Крыму, проходивший под названием "Дни братьев Айвазовских". В рамках этого мероприятия 15 сентября в Ялтинском концертном зале "Юбилейный" состоялся гала-концерт, в котором приняло участие около 60 артистов из Армении, в том числе такие выдающиеся мастера, как Гоар Гаспарян, Валерий Арутюнян, Асмик Ацагорцян, Тигран Левонян, Константин Симонян и др. Концерты артистов Армении состоялись и в других городах Крыма: в Евпатории, Феодосии, Симферополе. Во время концерта в Симферополе 16 сентября впервые вышли на сцену воспитанники детской вокальной студии КАО "Зангак" ("Колокольчик" - худ. рук. Карине Петросян). В тот же день открылись две выставки: "Морская живопись от Айвазовского до наших дней" и этнографическая экспозиция - "Морская Армения" [36].

17 августа 1997 г., в праздник Успения Святой Богородицы, древний армянский монастырь Сурб-Хач принимал паломников из разных мест Крыма, Киева, Одессы, Львова. Среди паломников были и жители села Чалтырь Ростовской области, чьи предки в XVIII в. по указу Екатерины II вышли из села Орталан, находившемся неподалеку от монастыря Сурб-Хач. Паломники посетили также Феодосию и Старый Крым, села Грушевку (бывшее Салы) и Тополевку (бывшее Топлы), где совершили богослужение с духовными песнопениями у руин средневековых армянских храмов. Паломничество в монастырь Сурб-Хач и другие святые места Крыма стало частью подготовки к празднованию 1700-летия принятия христианства в Армении как государственной религии. Из Крыма группа молодых паломников под началом главы Украинской епархии Армянской апостольской церкви епископа Натана отбыла в Ереван для участия в общенациональном паломничестве по святым местам Армении [37].

К 1997 г. в Крыму было три действующие армянские церкви - в Феодосии, Евпатории и Ялте, но в Симферополе, где проживала значительная часть местных армян, действующей армянской церкви не было. Понимая, что без действующей церкви симферопольские армяне не могут в полной мере удовлетворять свои духовные потребности и возрождать традиционную веру предков, руководство общины добилось решения городских властей о выделении в центре города участка земли под строительство армянского храма. Проект церкви подготовил архитектор Г. Дарбинян. Решением НСКА был создан Попечительский Совет, главной задачей которого стал сбор необходимых для сооружения церкви средств. Исполнительным директором Попечительского Совета был избран Александр Аматуни. При содействии Местоблюстителя Армянской Апостольской церкви в Украине, Верховного архимандрита Натана Оганесяна делегация Попечительского Совета в составе председателя НСКА В. Саргсяна, священников Сукиаса Тертеряна и Иеремии Макияна, архитектора Г. Дарбиняна, заместителя председателя Госкомнаца О. Габриеляна, предпринимателей А. Аматуни, А. Амирханяна и С. Яна побывала в Первопрестольном Эчмиадзине и получила святое благословение на строительство церкви в Симферополе Католикоса всех армян Гарегина I. В октябре НСКА принял решение начать строительство церкви после того, как будет собрана треть необходимой суммы посредством взносов частных лиц. Было решено, что в стенах церкви будут установлены хачкары, на которых напишут фамилии семей, внесших наибольшие суммы, а имена всех армян, оказавших любое посильное содействие, внесут в книгу пожертвований [38].

К сожалению, из-за финансовых трудностей реализовать эту богоугодную идею не удалось. Но выход был найден благодаря инициативе, проявленной известными крымскими предпринимателями Александром Аматуни и Суреном Амирханяном, которые на собственные средства решили построить часовню на староармянском кладбище. Закладка камней (каждый камень назван в честь Апостола) в основание часовни состоялась 14 августа 1997 г. В церемонии приняли участие Предводитель Украинской епархии Армянской апостольской церкви епископ Натан Оганесян, заместитель председателя ВС АРК А.С. Данелян, первый заместитель председателя Рескомнаца О.А. Габриелян, священники армянских церквей Феодосии, Ялты и Евпатории, большое число крымских армян. "Многие в Крыму, - сообщала в связи с этим событием газета крымских армян, - знают Александра Ашотовича Аматуни как предпринимателя. Но мало кто осведомлен о том, что его предок Егише Тер-Аветисян Аматуни по указу Эчмиадзинского Синода от 26 марта 1876 г. был назначен настоятелем монастыря Сурб-Хач" [39].

Прошло всего 4 месяца, и благодаря усилиям армянских меценатов 13 декабря 1997 г. симферопольские армяне получили возможность отправлять свои религиозные потребности в небольшой, но красивой церкви Сурб Акоп - первой армянской церкви, построенной в Крыму за последние 80 лет. Обряд открытия дверей и полное освящение церкви совершил предводитель Украинской епархии Армянской Апостольской церкви епископ Натан Оганесян. В церемонии принимали участие настоятель Феодосийской церкви Св. Архангелов отец Иеремия Макиян, настоятель Ялтинской церкви Св. Репсиме отец Сукиас Тертерян, настоятель Одесской церкви Св. Григория Просветителя иеромонах Врам Казарян. В числе почетных гостей были архиепископ Симферопольский и Крымский Владыка Лазарь, заместитель председателя Комитета "Спюрк" (Армения) Дживан Мовсесян, представители армянских общин Киева, Краснодара, Луганска, Макеевки, Одессы. Александру Аматуни и Сурену Амирханяну были вручены грамоты Католикоса всех армян Гарегина I [40].

Испытание на прочность
В период 1998-2002 гг. дальнейшее развитие армянской общины Крыма натолкнулось на существенные трудности. Уже в декабре 1997 г. на очередном заседании НСКА были подняты вопросы о необходимости структурной реорганизации руководства общиной, о финансовой обеспеченности КАО, об эффективности деятельности издательского дома "Амена", о необходимости подписки на газету "Голубь Масиса" и др. В целях укрепления финансовой основы общества в состав Исполкома был кооптирован известный предприниматель С.Г. Амирханян [41].

Надо сказать, что к этому времени в развитии КАО назрели серьезные противоречия. До конца 1997 г. политические интересы армянской общины Крыма во властных структурах официально (как депутат, избранный по армянскому национальному избирательному округу) представлял А.С. Данелян. Кроме того, определяющее влияние председателя Партии экономического возрождения (ПЭВ) депутата ВС Крыма В.И. Ш евьева на руководство АРК большинство крымских аналитиков расценивало как "армянское". Прекращение депутатских полномочий двух видных деятелей армянской общины и последующий их выезд за пределы Украины положили конец "армянскому лобби" во властных структурах Крыма. Не имея организации, способной легитимно отстаивать ее интересы во властных структурах, армянская община Крыма оказалась в крайне трудном положении. Это сказалось на всех направлениях деятельности КАО [42].

Становилось все более очевидным, что сложившаяся в 1992-1997 гг. практика решения насущных проблем армянской общины в рамках и за счет государственной программы возвращения репатриантов завела Крымское армянское общество в концептуальный тупик. С целью активизировать участие предпринимателей в делах общины было решено расширить состав НСКА до 50 членов, но привлечь основную массу армянских предпринимателей к активному финансированию деятельности КАО не удалось. Участие в заседаниях НСКА принимали преимущественно члены Исполкома, сформированного на основе состава Попечительского Совета армянской церкви. Неудача со сбором средств на строительство церкви в г. Симферополе наглядно свидетельствовала о кризисе внутри общины. За 10 лет существования КАО армянским предпринимателям так и не удалось создать сколько-нибудь прочной основы самофинансирования общины, системы правовой, профессиональной и социальной защиты местных армян. Это привело к охлаждению и отходу от КАО, прежде всего, рабочих, служащих, мелких предпринимателей и интеллигенции.

В этих условиях 23 мая 1998 г. состоялся 6-й внеочередной съезд КАО. На съезде было зарегистрировано 287 делегатов от Симферополя, других городских и районных отделений. Главным вопросом съезда стали выборы нового руководства КАО. На пост Председателя КАО были выдвинуты кандидатуры двух крупных армянских предпринимателей: Ф. Мардояна и А. Аматуни. В результате голосования 113 человек отдали предпочтение А. Аматуни и свыше 150 - Ф. Мардояну [43].

Новый председатель КАО начал работу в крайне неблагоприятной ситуации. Резко сократилось, а с 1998 г. было полностью прекращено бюджетное финансирование социально-культурных мероприятий по программе возвращения депортированных. Вновь перестала выходить газета "Голубь Масиса", возникли затруднения с оплатой труда работников аппарата КАО и приглашенных специалистов. Тем не менее, несмотря на достаточно жесткий стиль руководства (а может быть, благодаря этому), уже к началу 1999 г. на средства общины было возобновлено издание армянской газеты, проведен массовый народный праздник "Вардавар", действовали армянские воскресные школы. По рекомендации КАО известному крымскому художнику Александру Михальянцу было присвоено почетное звание заслуженного художника Крыма. Созданные при КАО творческие коллективы продолжали активно участвовать в культурной жизни Крыма и Украины. Так, Международный день малых народов в Евпатории открылся днем армянской культуры.

Крупным событием в этнокультурной жизни крымских армян стала установка весной 1999 г. в центральной части Симферополя, рядом с площадью Советской, величественного памятника братьям Габриелу и Ованесу Айвазовским, высеченного из белого мрамора выдающимся народным скульптором Армении, академиком Евроазиатской континентальной Академии художеств Левоном Токмаджяном и его сыном - молодым талантливым скульптором Ваге Токмаджяном. Основная часть средств на создание памятника была выделена СМ Крыма. В финансировании этого проекта существенную помощь оказал председатель КАО Ф.А. Мардоян. В церемонии открытия памятника братьям Айвазовским участвовали председатель ВС АРК Л. Грач, председатель СМ АРК С. Куницын, мэр Симферополя В. Ермак, начальник Управления по связям армянами диаспоры МИД РА Дж. Мовсисян [44].

В октябре 2000 г. Крым посетил Секретарь Форума армянских союзов Европы Торос Сагерян. На встрече с руководством КАО была достигнута договоренность о разработке конкретных программ сотрудничества. В деловой поездке г-на Сагеряна сопровождал начальник Управления по культурным связям с диаспорой МИД РА Дж. Мовсисян [45]. Однако видимых последствий этот визит за собой не повлек.

С 19 по 26 ноября 2000 г. в Крыму, после 4-годичного перерыва вновь состоялись "Дни армянской культуры". Но, в отличие от аналогичного мероприятия 1996 г., в нем уже не участвовали знаменитые вокальные, музыкальные и танцевальные коллективы Армении. Крымская община должна была рассчитывать только на свои собственные силы. Несмотря на это праздник удался на славу. Свое искусство восхищенным зрителям демонстрировали крымские молодые таланты: мастер художественного чтения Айк Геворкян, солистка детского хора при камерном хоре "Таврический Благовест" Лусине Шмавонян, лауреат программы "Новые имена Крыма" виолончелистка Елена Арзуманян, юный скрипач Арсен Арустамян, певицы сестры Лусине и Кристина Акопян, певец Тигран Погосян, известный в Крыму музыкант Юрий Цатурян, чемпионы Крыма и Украины по бальным танцам Ольга Нискубина и Сергей Варданян, дважды дипломанты всеукраинского детского фестиваля "Мы все твои дети, Украина" детская вокальная студия "Зангак" (худ. рук. К. Петросян), лауреат всеукраинского смотра народного творчества в Киеве Гарик Аветисян, детский танцевальный ансамбль "Крым" при армянской воскресной школе г. Симферополя (худ. рук. А. Григорян). Организатором концерта была главный администратор Дворца культуры профсоюзов, лауреат всеукраинского смотра народного творчества и международного телевизионного фестиваля "Шелляле-2000" Анаит Григорьянц. В рамках дней армянской культуры состоялась выставка картин и прикладного искусства армянских художников Крыма, организованная Ассоциацией армянских художников Симферополя, которую возглавил член Союза художников АРК, заслуженный художник Крыма Валерий Таиров [45].

В 2001 г. КАО совместно с русской общиной Крыма организовали в Русском культурном центре встречу "Диалог двух культур" и фотовыставку памятников армянской архитектуры в Крыму. Фонд Спендиарова в Ялте провел празднование 130-летия со дня рождения композитора с участием знаменитого симфонического оркестра под руководством Гуляницкого. При финансовой поддержке правительства Крыма продолжались реставрационные работы в монастыре Сурб-Хач. Силами активистов региональных отделений КАО ремонтировались армянские церкви в Ялте, Феодосии и Евпатории и ограда на староармянском кладбище Симферополя. По просьбе руководства КАО дважды побывал в Крыму для решения на месте вопросов по проблемам гражданства Консул посольства Армении в Украине [46].

В период 1998-2001 гг. государственное финансирование через Республиканский комитет по делам национальностей и депортированных граждан было ограничено капитальным строительством, за счет которого было завершено строительство 30 домов в армянском поселке Айкаван и начато обустройство необходимой инфраструктуры (водоснабжение, дороги, газификация, телефонизация и т.д.). В незначительном объеме и сильно урезанном виде возобновилось с 2000 г. бюджетное финансирование социально-культурной программы (плата за обучение нескольких студентов вузов, материальная помощь остро нуждающимся семьям, проживание депортированных в общежитиях, транспортные расходы на проведение в течение года 1-2 национально-религиозных праздников, оплата учителей армянских классов, дотация на издание армянской газеты и некоторые другие статьи). Определенную поддержку КАО получило в форме грантов Международного фонда "Возрождение" на культурно-просветительские программы. Однако в целом КАО в своей деятельности было вынуждено опираться в основном на внутренние источники финансирования - т.е. на пожертвования и взносы состоятельных членов армянской общины. Примером для подражания был прежде всего сам председатель КАО Ф.А. Мардоян, который за 4 года пожертвовал на нужды общины свыше 15 тыс. долларов. Значительные суммы на проведение конкретных мероприятий вносили и другие армянские предприниматели [47].

К началу 2002 г. в среде предпринимательской прослойки крымских армян появились признаки понимания того, что надежной основой поступательного развития армянской общины Крыма может быть только опора на собственные силы.

Новая попытка консолидации
6 апреля 2002 г. в Симферополе состоялся очередной съезд крымских армян, в работе которого участвовало более 300 армян из разных регионов Крыма. По результатам голосования новым председателем КАО был избран доктор философских наук О.А. Габриелян, многие годы занимавший пост первого заместителя председателя Рескомнаца и хорошо знающий специфику деятельности армянской общины, который предложил широкую программу развития КАО на период 2002-2006 гг. [48]

После регистрации Устава КАО в новой редакции общество приобрело статус неприбыльной организации. Это сократило налоговые отчисления, расширило возможность привлечения спонсорской поддержки, получения гуманитарной помощи, дарений и т.д. Была проведена полная инвентаризация собственности КАО. Для работы по отдельным направлениям деятельности КАО образованы комиссии: по социальной защите (Григорян А.А.); образованию (Салистая-Григорян Т.А.); культуре (Гукасян Е.Н.); молодежи (Даниелян С.Г.); СМИ (Ян С.З.); внешним связям (Балаян Б.С.); финансово-экономической деятельности (Хачатрян М.М.). На средства Попечительского Совета КАО, при активном участии фирмы "Ширак" проведен капитальный ремонт и обустройство офиса КАО, оснащение его необходимой оргтехникой. Создан механизм относительно стабильного финансирования части расходов КАО. Содержание некоторых статей расходов взято на себя конкретными предпринимателями (Алексанян Д.А., Амирханян С.Г., Аматуни А.А., Гудманов В.А., Абгарян В.Ф., Хачатрян М., Ян С.З.) [49].

КАО ведет совместную работу по вопросам гражданства с консульством Армении, организует для местных армян консультации сотрудников ОВИР. При участии КАО подготовлено и принято постановление СМ Крыма о возвращении в ведение Армянской Апостольской церкви монастыря Сурб-Хач и церкви в г. Керчь. Подготовлены документы для реконструкции армянской церкви в Евпатории, продолжается реставрация церкви Св.Саргиса в Феодосии, построен дом священника в Ялте. Разработано и утверждено на Национальном Совете положение о захоронении на староармянском кладбище. Созданы Лига армянских женщин, Ассоциация крымских армянских писателей, Совет старейшин, который возглавил герой Советского Союза, генерал Ашот Апетович Аматуни. Крымское армянское общество стало членом Союза армян Украины, участвует в конференциях и мероприятиях САУ. Во время участия представителей КАО в торжествах по случаю возвращения религиозной общине Львова здания армянской церкви делегацию крымских армян принял Католикос всех армян Гарегин II. В день депортации армян из Крыма возложены цветы к памятному знаку. 24 апреля 2003 г. по согласованию с властями и при участии членов правительства и депутатов парламента автономии проведены траурное шествие и митинг, посвященные Геноциду армян в Турции [50].

В рамках работы Комиссии по образованию получен и реализован грант Фонда "Возрождение" по проекту "Майрени лезу" ("Родной язык"). Сформирован банк данных об армянских детях - учащихся среднеобразовательных школ - и педагогических кадрах КАО, возобновлена работа воскресных армянских школ и групп с армянским языком обучения. Всего к концу 2003 г. функционировало 14 армянских групп в 8-ми общеобразовательных школах Крыма и 5-ти воскресных армянских школах (Симферополя, Ялты, Керчи, Судака, Евпатории, Раздольного), в которых 18 преподавателей обучало около 170 учащихся51. Однако, согласно общему мнению местных армян, качество обучения детей армянскому языку в этих школах неудовлетворительно, о чем красноречиво свидетельствует получающая все большее распространение практика репетиторства на основе частного найма. Фонды центральной библиотеки КАО скудны и не пополняются, еще хуже обстоит дело с библиотеками региональных отделений. Новая литература, в том числе и из Армении, практически не поступает. Особый дефицит составляют адаптированные к диаспоральным языковым потребностям учебники и самоучители по армянскому языку. Отдельной проблемой, требующей неотложного решения, является дефицит квалифицированных кадров, одинаково хорошо владеющих русским и армянским языками.

По инициативе КАО был издан ряд книг о судьбах депортированных армян, в частности, представляющая несомненный научный и практический интерес совместная работа В. Брошевана и П. Тыглиянца - "Изгнание и возвращение" (1994), а также художественные произведения современных крымских армянских писателей "Дочь Адама и Евы" (1995) - В. Вартаняна и "Крымский арестант" (1995) - М. Мазлумяна. Армянской проблематике Крыма посвящены работы: М. Петросяна и Т. Саргсян - "Сурб-Хач" (1998), Т. Салистой - "В крымском доме. Армяне" (1998), сборник стихов В. Вартаняна "Романс любви" (2000), М. Файзи (Саркисов) "Армяне в легендах Крыма" (2002), сборник стихов и рассказов крымских армянских литераторов "Родина в сердце" (2003) и др. В 1996-1999 гг. под редакцией доктора философских наук О.А. Габриеляна издавался историко-литературный и культурно-художественный журнал "Сурб-Хач", который, помимо армянской проблематики, уделял внимание и культурному наследию других этносов Крыма. Почти все эти работы были изданы в армянском издательстве "Амена", основанном в 1995 г., однако большую часть изданий "Амены" составили книги, журналы и газеты других народов Крыма [52].

До сих пор не найдено оптимального решения вопроса о распространении газеты "Голубь Масиса". В настоящее время газета издается не регулярно тиражом в 1 тыс. экземпляров и распространяется через региональные отделения КАО, где местные армяне могут ее взять бесплатно. По одному экземпляру газеты передается в центральные библиотеки Симферополя. Подписки на газету нет, и большая часть местных армян газету не получает. В киосках она не продается и для других этнических групп Крыма фактически недоступна.

В ГТРК "Крым" функционирует редакция вещания на армянском языке (одна ставка редактора на ТВ и одна на радио). Выходит в эфир телепередача "Барев" и радиопередача "Сердце мое в горах" (по одной передаче в неделю объемом 15 мин.). Материалы ТВ и радио практически не обновляются. Нищенская зарплата и отсутствие гонорарного фонда отрицательно влияют на работу СМИ в целом. Мизерное финансирование и плохое техническое обеспечение не позволяют поддерживать существующие творческие коллективы.

В настоящее время КАО является самостоятельной общественной организацией в составе Союза армян Украины, имеет 14 зарегистрированных на местах региональных (городских, районных) отделений. Центральный офис КАО располагается в Симферополе, по адресу: ул. Ленина, 9 (тел.: 27-89-15; факс: 27-63-37), в помещении общей площадью в 149,8 кв. м. Региональные отделения в основном помещений не имеют. Некоторая финансовая поддержка КАО осуществляется за счет бюджетных средств, поступающих по программе возвращения и обустройства депортированных народов, а также за счет грантов различных фондов. Основное бремя расходов лежит на армянах-благотворителях.

Сегодня, на наш взгляд, к наиболее важным проблемам следует отнести:

создание стационарных, независимых от личных амбиций и произвола частных лиц финансово-экономических источников жизнедеятельности КАО и его региональных отделений;

решение задачи правового оформления статуса национально-культурной автономии;

решение вопроса о представительстве армянской общины в структурах власти;

решение проблемы возвращения и обустройства депортированных армян на основе Закона Украины "О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку".

Проблема этнической консолидации армян Крыма
Вопрос о том, что государственное финансирование программы возвращения и обустройства армян, депортированных из Крыма в годы Второй мировой войны, не может рассматриваться как достаточно надежная и долговременная основа жизнедеятельности армянской национальной общины, автор неоднократно поднимал в Национальном Совете крымских армян начиная с 1996 г. В публикациях на эту тему [53] в качестве рабочей гипотезы предлагалась модель структурной реорганизации общины на основе самофинансирования. Наша аргументация сводилась к нескольким довольно простым положениям:

Государственная программа предусматривает решение конкретного вопроса о возвращении и социальной адаптации армян и их потомков, депортированных из Крыма в 1944 г., а это составляет, хотя и очень важную, но только часть проблемы возрождения жизнеспособной армянской общины.

Указанная государственная программа в отношении депортированных армян (а также болгар, греков и немцев) была слабо разработана в концептуальном отношении и практически сорвана, если учесть, что более чем за 10 лет реализации этой программы число репатриированных армян не достигло и 4 процентов от общего числа армян, депортированных в 1944 г.

Армянское население Крыма, по официальным оценкам, составляет сейчас около 9 тысяч человек. На самом деле, численность армянской общины, конечно, больше. Учитывая постоянный дефицит финансирования, совершенно очевидно, что государственная программа помощи депортированным даже в части национально-культурных запросов не способна удовлетворить хотя бы минимальные потребности общины в целом.

Практика целенаправленной финансовой помощи со стороны государства национальным группам является скорее исключением, чем правилом. Обычно демократическое государство ограничивается созданием политико-правовых условий для их нормального функционирования. При этом цели государства и коренные интересы национального меньшинства не всегда и не обязательно совпадают.

Таким образом, необходима основа более надежная в финансовом отношении и независимая в смысле выбора приоритетных целей. Как показывает исторический и современный опыт армянской диаспоры, такой основой может быть только режим самофинансирования.

Переход общины на режим самофинансирования необходим не только для достижения ее реальной самостоятельности и экономической независимости от государственных и прочих "внешних" программ, но и для того, чтобы освободиться от гипертрофированного влияния частных лиц - крупных пожертвователей или высоких чиновников-распорядителей государственных фондов, которые, используя имеющиеся в их руках финансовые и административные рычаги, как правило, стремятся превратить национальную общину в авторитарную организацию, реализующую их собственные, часто - узко эгоистические цели.

Только экономическая независимость и финансовая самостоятельность (самодостаточность) общины может обеспечить преобладание общенациональных задач над частными интересами отдельных ее членов, привести к резкому повышению авторитета общины, привязать к ней основную массу местного армянства. Следовательно, решение проблемы заключается прежде всего в том, чтобы определить возможные источники самофинансирования и выстроить оптимальную модель их использования.

Традиционные источники самофинансирования армянских общин диаспоры распадаются на три основных типа: 1) членские взносы, 2) пожертвования, 3) собственность; причем каждый из них играет свою собственную, особую роль в процессе этнической консолидации и укреплении жизнеспособности общины. Попытаемся в этом разобраться.

Согласно действующему Уставу КАО все его члены должны уплачивать взносы, размер которых определяется городскими и районными отделениями общества. На самом же деле они не уплачиваются вовсе, поскольку КАО до сих пор так и не создало сколько-нибудь действенной системы регистрации своих членов, не говоря уже о порядке уплаты ими взносов. Это крайне негативный факт, оказывающий постоянное разрушающее воздействие на процесс этнической консолидации. И дело здесь даже не в финансовой стороне, поскольку нигде и никогда жизнедеятельность общины не обеспечивалась в достаточной мере только членскими взносами, а в том непоправимом моральном ущербе, который наносится престижу общины как таковой: ведь неуплата членских взносов - это наглядное свидетельство ее формального характера. Строжайшая дисциплина уплаты членских взносов должна быть непременным условием членства в общине, но чтобы она соблюдалась, люди должны быть заинтересованы в таком членстве.

Учитывая исторический и современный опыт армянских колоний, представляется целесообразным ввести дифференцированную систему уплаты членских взносов в размере, например, 1 процента от величины чистого дохода каждого дееспособного (достигшего совершеннолетия и имеющего самостоятельный источник дохода) члена общины. От уплаты членских взносов должны быть освобождены члены общины: 1) не имеющие источника дохода; 2) с доходом ниже прожиточного минимума; 3) находящиеся под опекой или на иждивении; 4) совершеннолетние учащиеся средних специальных и высших учебных заведений, аспиранты, стажеры и т.д.

На наш взгляд, преимущество дифференцированной системы уплаты членских взносов в сравнении с обычной (уравнительной) системой заключается в том, что она, не отказывая в реальном членстве ни одной из социальных групп, в то же время дает возможность совершенно отчетливо зафиксировать существенные различия в размерах индивидуального вклада каждого в общенациональное дело, т.е. как бы вводит "шкалу социальной авторитетности". Это, несомненно, будет способствовать складыванию внутренней субординации и усложнению этносоциальной структуры общины, что является верным признаком ее устойчивости и жизнеспособности, так как "простые структуры - неустойчивы и стремятся к самораспаду" (Л.Н. Гумилев).

Другим традиционным источником самофинансирования национальной общины является благотворительность. Она может поступать от частных лиц или организаций, единовременно или регулярно в виде денежных средств или любого другого движимого и недвижимого имущества, включая дарения и завещания. Главная движущая сила этого процесса - класс армянских предпринимателей - все более проникается пониманием необходимости этнической консолидации. В этих условиях решающее значение приобретает способность руководства общины мобилизовать и направить по верному пути эту определяющую по своей роли социальную группу, вокруг которой, как свидетельствует опыт, неизбежно сплачиваются и все другие слои армянской общины - духовенство, интеллигенция, рабочие, служащие, молодежь.

Третий и главный источник самофинансирования составляет собственность общины - принадлежащие ей недвижимость, финансовые средства, предприятия и прочие приносящие доход заведения. Формы образования собственности общины и последующего ее использования могут быть самыми разными: это дарения частных лиц и организаций; создание совместных предприятий с долевым участием общины и иных юридических лиц; акционерные предприятия, принадлежащие членам общины с обязательным отчислением части дохода в пользу последней; финансово-кредитные учреждения; издательская деятельность и т.п.

Как источник самофинансирования принадлежащая общине собственность по своему характеру принципиально отличается от двух ранее выделенных типов (членских взносов и благотворительных пожертвований). Если последние в известном смысле определяют и закрепляют зависимость общины от отдельных достаточно богатых и влиятельных ее членов, то собственность, принадлежащая общине, напротив, устанавливает диаметрально противоположную зависимость преимущественно рядовых членов (т.е. основной массы армянства) от самой общины. Совершенно очевидно, что только этот источник самофинансирования способен:

создать фундаментальную экономическую основу принятия независимых, коллегиальных решений, подчиняющих эгоистические интересы отдельных лиц задачам национальной консолидации;

создать действительно прочную, основанную на принципе саморазвития финансовую и материально-техническую основу жизнедеятельности национальной общины;

резко расширить финансовые, а следовательно, и все прочие возможности общины, быстро поднять ее авторитет и прочно привязать к ней основную массу местного армянства;

решительно ускорить процесс социальной консолидации армянского предпринимательского класса и таким образом удесятерить его экономическое и политическое влияние и возможности;

и, наконец,
вывести армянскую национальную общину Крыма из состояния депрессии, превратить в реального влиятельного субъекта межэтнических отношений, пользующегося заслуженным уважением со стороны государства и общества, как это имеет место в любой зарубежной армянской диаспоре.

Проблема репатриации: иллюзии и реальность
Надо отдать должное дальновидности лидеров национального движения крымских татар. Разработанная ими стратегия переселения своего народа из мест депортации в Крым увенчалась полным успехом. Массовый характер переселения, высокая сплоченность и организованность, упорство и настойчивость в достижении поставленных целей, несмотря на неимоверные трудности, привели к принципиальным демографическим результатам: около 260 тыс. крымских татар составляют сейчас 12% населения Крыма, т.е. ту "критическую массу", вокруг которой не только возможна, но теперь уже неизбежна будущая консолидация крымскотатарской диаспоры. Трудно не заметить, что именно политизация движения за репатриацию, превращение этого движения в хорошо организованную политическую силу заставили считаться с требованиями крымских татар не только крымские и украинские власти, но и определенные политические круги за рубежом. В интернационализации крымскотатарской проблемы целый ряд стран (в том числе Турция и Россия) и международных организаций увидели прекрасную возможность превентивного влияния на ситуацию в Крыму и Украине. И руководство меджлиса крымскотатарского народа, на наш взгляд, блестяще использовало это обстоятельство для реализации собственных национальных целей.

В совершенно ином положении оказались другие этнические группы депортированных граждан - армяне, болгары, греки, немцы. В экспертной оценке Международного фонда "Возрождение", посвященной "проблеме интеграции в украинское общество крымскотатарского народа, а также армян, болгар, греков и немцев, депортированных в период Второй мировой войны", отмечалось, что в отличие от крымских татар концепция возвращения депортированных армян, болгар, греков и немцев предполагала организованную репатриацию граждан этих национальностей по мере строительства жилья, необходимой инфраструктуры и создания рабочих мест, что, по мнению авторов документа, "позволило избежать потока стихийно возвращающихся мигрантов". На самом деле так называемая "организованная репатриация" стала мощным политико-административным барьером, преодолеть который указанные этнические группы оказались не в состоянии в силу целого ряда причин. Не случайно авторы исследования вынуждены признать: "возвращение в Крым депортированных армян, болгар, греков и немцев началось в 60-70-е годы, однако до настоящего времени процесс этот не приобрел массового характера в связи с различием в подходах к организации и проведению репатриации и обустройства". Таким образом, число "стихийно возвращающихся мигрантов" было сокращено исключительно за счет армян, болгар, греков и немцев.

Об этом наглядно свидетельствуют следующие цифры:

В 1941, 1944 годах из Крыма было депортировано более 300 тыс. граждан, среди которых - свыше 190 тыс. крымских татар и около 90 тыс. армян, болгар, греков и немцев. Таким образом, в совокупности последние четыре этнические группы составляли не менее 30 процентов от всей массы депортированных граждан. По данным ГУ МВД Украины в Крыму на 1 декабря 2001 г. на постоянное место жительства в Крым возвратилось 258,5 тыс. крымских татар и 3,4 тыс. армян болгар, греков и немцев, что составляло соответственно 98,7 и 1,3 процента всей массы репатриантов. Сравнив число депортированных из Крыма крымских татар и поименованных выше четырех этнических групп с числом сегодняшних репатриантов соответствующей этнической принадлежности, получим своеобразный "коэффициент репатриации": для крымских татар он будет составлять 136 процентов; для армян, болгар, греков и немцев в совокупности - менее 4 процентов. В то же время, по данным на 1997 г., на учете в Управлении по возвращению и обустройству армян, болгар, греков и немцев Госкомнаца Крыма состояло 12765 семей депортированных граждан этих национальностей (примерно 45-46 тыс. человек) [54]. Совершенно очевидно, что для подавляющей массы депортированных армян, болгар, греков и немцев возвращение на родину в Крым так и не состоялось.

В этой связи нельзя не отметить, что постоянное употребление государственными чиновниками, как, впрочем, и представителями международных организаций, термина "репатриация" применительно ко всем упомянутым выше этническим группам, в то время как этот процесс практически охватывает лишь крымских татар, является, по меньшей мере, недобросовестным.

Армяне, греки, болгары, немцы, представители других этнических групп, депортированные из Крыма в годы Второй мировой войны, и их потомки, несомненно, имеют равное с крымскими татарами право на репатриацию, и это право должно быть реализовано практически. Очевидно, для этих этнических групп необходима новая, автономная концепция репатриации, независимая от процесса репатриации крымских татар, как в организационном, так и финансовом отношении. Весьма показательным в этом плане было публичное совместное заявление избранных по армянскому, болгарскому, греческому и немецкому избирательным округам депутатов ВС Крыма А.Данеляна, Г.Каражова, П.Сумулиди и В.Реппенинга, сделанное ими еще в 1996 г. под красноречивым названием: "Равные права всем народам Крыма". Авторы заявления отмечали ненормальность "ситуации, когда всей национальной политикой в Крыму руководят только крымские татары: заместитель председателя ВС Крыма Р. Чубаров, председатель комиссии по национальным отношениям ВС Крыма Л. Арифов, вице-премьер правительства И.Умеров, председатель Госкомнаца О.Адаманов; отделы межнациональных отношений в горрайисполкомах укомплектованы на 90 процентов крымскими татарами" [55].

На наш взгляд, следует отказаться от унифицированного подхода к процессу репатриации, когда вопрос о возвращении армян, болгар, греков и немцев рассматривается в качестве второстепенного "довеска" к проблеме репатриации крымских татар. Новый подход должен в полной мере учитывать особенности, определяющие положение и возможности каждой из четырех этнических групп потенциальных репатриантов: географию расселения; уровень внутриэтнической консолидации; втянутость в ассимиляционные процессы; отсутствие политических организаций, способных мобилизовать возвращение репатриантов, и другие факторы. Возможность реализовать новый подход к решению проблемы открывает новый Закон Украины "О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку" [56].


ПОДДЕРЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НАШ САЙТ
С Вашей помощью он станет более полезным и информативным.

 Помощь проекту
Читайте еще

НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА