Размышления на кладбище, которое я посещаю уже четыре десятилетия...

Вторник, Январь 25, 2022 515
Размышления на кладбище, которое я посещаю уже четыре десятилетия...

Размышления на кладбище, которое я посещаю уже четыре десятилетия...

Владимир Гуркович советский, украинский и российский историк, краевед  лауреат Государственной премии Республики Крым (1997), заслуженный работник культуры Автономной Республики Крым (2005).

РАЗМЫШЛЕНИЯ.. 

Ночью 12 июня 1957г. пытаясь посадить технически неисправный самолет, погиб мой двоюродный брат. Он был командиром полка ВВС Черноморского флота, который базировался на аэродроме "Бель- бек". Майору Гурковичу Ивану Ивановичу было 37 лет. Тяжелое горе вошло в наш дом» Смерть дорогого человека была первой в моей жизни ударом судьбы. Хоронили Ивана в закрытом гробу. На кладбище, которое называлось Военным. Мне было тогда 12 лет.

Я учился в классе вместе с Димой Шенгелья, Валерой Кочетовым а Петей Чернышевым. Они жили в конце улиц Новосадовой (ныне-ул. Козлова). Я хорошо тогда запомнил, что их родители и другие старожилы называли находящееся рядом Военное кладбище Армянским. Именно тогда, четыре десятилетия назад, я увидел памятники и надгробные плиты, на которых были высечены неведомые мне письмена с каким- то плавным, выразительным шрифтом, с буквами овального очертания. Это был армянский алфавит, введенный в обиход, как я узнал гораздо позже, полторы тысячи лет назад. Армянские захоронения находились в северной части некрополя. А у входа располагались наиболее богатые и привлекательные памятники и часовни. Многие могилы были обнесены металлическими оградами, часть из которых отличалась высоким уровнем кузнечного мастерства. В этой части кладбища было большое количество зелени, особенно сирени. Деревья, кустарники и еще какие-то лианы создавали своеобразные джунгли. Местные ребята играли на кладбище в казаков-разбойников, в войну, в разведчиков.

Первого сентябрь 1952г. , когда я пошел в первый класс 14-й мужской школы г. Симферополя, десятиклассник-выпускник подарил мне книгу "Дети подземелья". Напомню, что писатель Владимир Короленко поведал о тяжелой доле выброшенных из общества людей. Взрослые и дети живут на кладбище. Это их мир... В предисловии отмечалось, что алчный капитализм обрек трудящихся на нищету и бесправие, а детей - на безрадостное детство и игры среди могил. Всегда невольно, видя своих сверстников на кладбище, воскрешал в памяти мрачные сцены из обличающей повести писателя-реалиста.

Именно в 1957г., когда ежедневно и многократно повторяли, что приближается сороковой юбилей Великого Октября, что Советский Союз запустил первый искусственный спутник Земли, а весь мир нам рукоплещет, я увидел, что отношение окружающих меня людей к скорбным местам последнего приюта различно. Так, наша семья, другие знакомые и незнакомые люди приходили к могилам своих родных и близких, друзей и товарищей. Приходили поклониться памяти усохших, вспомнить былое, просто, по обыденному, прибрать территорию, покрасить ограду, посадить цветы. У могилы брата, которую приходилось а мне приводить в порядок, окапывать деревья, носить воду для поливки цветов на всю жизнь удалось познать особую святость кладбища. Для меня это место органически исключало веселье, отдых, смех. Однако, я понимал тех ребят, которые приходили на кладбище провести свой досуг, свое свободное время, играть, загорать и даже готовиться к экзаменам. Своих садов у них не было. Не было в том районе ни скверов, ни парков...

В тот период пришлось впервые познакомиться с еще одной, категорией посетителей кладбища. Точнее- не с людьми, а с их деяниями. Впрочем, были они не люди. Были они существами, и ,к сожалению, живыми. Это были вандалы, а проще - кладбищенские хулиганы. Они оскверняли и разрушали памятники, ломали ограды, скамейки, деревья. Занимались и мелкими пакостями - крали цветы с могильных холмов, а иногда просто топтали. Были и особого типа извращенцы - они гадили на могилы. К счастью человечества, их было мало.

Злоумышленники же не щадили ничего. Они могли нарочно, скрутить Большевистскую

красную пятиконечную звезду и сокрушить христианский крест, разбить фотографию умершего ребенка и матерно расписаться на могильной плите. Надо отметить, что к концу 50-х годов практически все армянские памятники находились в той или иной степени разрушения. Часть старых памятников была украдена, о чем свидетельствовали школьные прямоугольники. Воровали и ограды, наиболее колоритные и изящные, как говорится, дореволюционной ковки. Послевоенные захоронения выглядели в пятидесятых годах несколько лучше: родственники умерших могли в меру своих сил поддерживать в надлежащем виде памятники, могилы и ограды.. 

Исторические сведения о кладбище в тот период пришлось получать у смотрителя, который жил на территории кладбища. Он был дружен с моим отцом. Смотрителю тогда было лет под семьдесят, но он обладал, отличной памятью. Он поведал моему отцу, что "кладбище организовано сто лег назад". Показывал самые древние могилы, находящиеся неподалеку от входа..

Территория кладбища, обнесенная сплошной каменной оградой, была прямоугольная, вытянутая с севера на юг. Единственный вход был со стороны улицы Старозенитной, которую сторож называл по-старому Чумакарской. Он рассказывал, что до революции на кладбище хоронили только армян. Отпевали их в армяно-григорианской церкви - в северо-восточном углу кладбища, у входа. 

"Советская власть церковь закрыла и сделала в божьем храме склад для сахара",- запомнилась мне фраза. Храм разобрали в середине 50-х годов, но еще несколько лет просматривалось место, где он стоял. "Перед войной,- вспоминал. смотритель, -хоронили Симферопольцев, которые могли быть армянами, но могли быть и людьми других наций ".

У меня в памяти запечатлелся оборот: "люди других наций". Он сообщил о том, что добрая половина кладбища, в его юной части оставалась свободной от захоронений и в период оккупации при немцах там хоронили наших военнопленных. Так о официально зародилось будущее Воинское или Военное кладбище.

Помню братские могилы военнопленных. На некоторых были самодельные кресты, другие венчались пирамидами из камня-известняка. Последние памятники были безымянные, с однотипной эпитафией: "Вечная память воинам Советской Армии, погибшим в лагерях военнопленных..." На некоторых  крестах были единичные фамилии погибших в плену.

Воинов Советской армии хоронили в 1944г. и в индивидуальных могилах, и в братских. В целом, выдерживалась рядность могил до линии "восток-запад". В 50-е годы большинство могил были земляные с небольшими каменными столбиками или с вертикальными стелами из инкерманского камня. Высота последних составляла менее метра. На каждом таком "государственном" памятнике высекались фамилия и инициалы, иногда-звание и годы жизни.

         В этих могилах были захоронены воины, погибшие в боях за освобождение Крыма, а в послевоенные годы - умершие ох ран в госпиталях. Солдатских могил, естественно, было больше офицерских. Примечательно, что некоторые могилы советских воинов, в т.ч. и офицеров, венчались крестами, каменными и металлическими, но были и деревянные. У некоторых могил с традиционной каменной тумбочкой или столбиком, возвышались  деревянные небольшие кресты. Некоторые были совсем .         маленькие, какие-то З0-40 см. высотой. Эти кресты, как мне тогда объяснили, устанавливали старики-родители. Тогда христианская и другая любая религиозная символика властями не приветствовалась, но отцы-матери устанавливали своим сыновьям  святыни, кои почитали их деды и прадеды.

Таким образом некоторые могилы имели по два памятника. Один первоначально сооружался "От Советской Родины". Допустим, каменный столбик с пятиконечной звездой. Христианский крест устанавливался родителями позже, когда они узнавали о месте захоронения своего сына.

На одной могиле стоял необычный памятник. Он был единственный, в своем поде. Забегая по времени вперёд, скажу, что на протяжении последующих четырех десятилетий мне не приходилось видеть подобных. Это был памятник-баллон. Стальной баллон для сжатого воздуха. С немецкой маркировкой : год выпуска, технические параметры и т.д. Четыре других таких же трофейных баллона, соединенных якорными цепями, окантовывали могилу. Фото погибшего было помещено в медальон, имевшим форму сердца.

Примечательно, что памятники, которые устанавливали родственники своим близким были с самыми  разнообразными, но доминировали простые четырехгранные пирамиды, Одна даже в форме Спасской башни. Были и "сборные" памятники из фрагментов дореволюционных обелисков- мрамора, гранита, лабродорита... 

В целом же все воинские памятники отличались пестротой, их художественно-выразительная сторона была весьма посредственная.

На кладбище часто хоронили и умерших в госпиталях. Пик приходился на вторую половину 40-х годов. Здесь покоились и несколько Героев Советского Союза, среди которых был генерал авиации И.П.Вилин, умерший от тяжелых ран в апреле 1944г. Его знал мой отец, генерал-майор инженерно-авиационной службы.

В конце 50-х западнее могилы брата похоронили двух летчиков - их реактивные истребители столкнулись в воздухе над Симферополем. Здесь же похоронен был наш сосед Николай Дмитриевич Груздев, полковник, участник войны. В 1959г. в каком-то десятке метров от могилы брата похоронен знаменитый Мокроусов, руководитель партизанского движения Крыму в 1941-1942гг.. Моя мать тогда часто посещала кладбище и познакомилась со многими людьми, в том числе и с вдовой Александра Васильевича Ольгой Александровной. Тогда, 12-13-летним подростком я впервые реально увидел, как люди быстро знакомились на кладбище, оказывая друг другу помощь, проявляя понимание, сострадание, уважение, солидарность,..И сейчас, пожалуй, кладбище осталось единственным местом в нашем обществе, где ссор, конфликтных ситуаций и, современных разборок не бывает. Впрочем, исключения .

В 50-в годы здесь хоронили не только ветеранов войны, но и партийных, хозяйственных, инженерно-технических деятелей. Хоронили, понятно, и членов их семей. Правом захоронения в военном секторе пользовались не все смертные. Какая-то, неведомая мне тогда избирательная система существовала. Со слов взрослых я уловил, что существуют "телефонные звонки", личные контакты и неписанные договоренности между родственниками умерших и теми, кто давал "добро" на захоронение в военном секторе.

Так, некоторые люди, похороненные на кладбище, к Советским вооруженным силам не имели отношения никакого. Например, наш дядя Вася. Впрочем, он в начале века служил в Российской армии. Не был он и стахановцем, хотя умел работать здорово. Последняя его профессия - колхозник, работал он всю свою жизнь, но трудовое книжки не имел никогда. Году в 44-м, когда я был студентом исторического факультета, отец мне поведал о трагической судьбе своего брата Василия Артемовича Гурковича. Надо отметить, что всю свою жизнь, с момента рождения в 1945г. я прожил с дядей Весей под одной крышей в доме моего отца. Поэтому рассказ отца был для меня большим откровением, которое  приоткрыло еще одну        гнетущую страницу отечественной истории. Через судьбу простого смертного . Этот разговор серьезно повлиял на гражданское становление будучи посвященным в семейную тайну. 

Василий Артемович родился в 1885г. в Белоруссии, был старшим братом моего отца. Перед началом Мировой войны уехал, как тогда говорили, "на заработки в Америку". В 1921г. когда мой отец (он был тогда мотористом) обслуживал краснозвездные самолеты на симферопольском военном аэродроме, домой в Белоруссию вернулся Басилий Артемович. Первым делом он, прирожденный пахарь, хотел завести хозяйство. Там, в Америке, он прослышал, что большевики в Советской России начали раздавать землю крестьянам."Василия-американца" сразу же забрали в ЧК. Допрашивали с пристрастием. Били нещадно. Отняли все заработанные тяжелым трудом деньги (дядя Вася все годы эмиграции работал клепальщиком на судоверфях Филадельфии). Вызволили его братья-красноармейцы. Из чекистских застенков он вышел калекой, с отбитыми внутренними органами. До конца жизни Василий Артемович не имел ни жены, ни детей. В послевоенный период он жил в доме своего брата (из них 7 лет в эпоху правления Сталина). Понятно, что в нашей семье и шепотом не говорили о том, что Василий Артемович был в Соединенных Штатах и как его встретили на освобожденной от эксплуататоров Родине.

Я горжусь отцом, ибо отношение к старшему брату есть высший подвиг, который он совершил в своей жизни. Он взял одинокого брата к себе домой. Отец в тот 1945 год был главным инженером ВВС Приволжского военного округа. Безусловно, что он скрыл факт пребывания своего брата в капстране, Мало того, с одной стороны Василий Гуркович был на оккупированной немцами территории с 1941 по 1944гг., а с другой стороны Николай  Гуркович, мой  отец, в период войны контактировал с американскими авиационными специалистами. Горжусь я и земляками-дрибинцами, которые не все (!) были в хороших отношениях с моим отцом, но никто не сделал подлость и не просигнализировал "органам" о живущем под крышей генерала Советской армии  "американца". И абсолютно правильно и мудро поступил отец, когда поведал мне всю правду о брате своем, когда я уже окончил школу, я что-то к этому времени уже видел, осознавал.

Размышлениями у могилы своего дяди Васи, который покоится на бывшем Армянском кладбище, в его южной части, как бы завершается первая часть повествования.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Переходя ко второй части кладбищенских воспоминаний сорокалетней давности, думаю, что читателю следует объяснить некоторые особенности названия тех или других, топографических частей УМ некрополя. Официально вся территория кладбища на ул.Старозенитной делилась на 7 секторов. Они были различны по площади, но все прямоугольные. Между ними пролегали аллеи, одна из которых отличалась замечательными каштанами, а другие  чахлой растительностью, некоторые вообще были пустынными. При этом я никогда не слышал, чтобы окружающие меня люди в те времена говорили о том, что их родственники похоронены, допустим, во 2-м пли 7-м секторе топографическую привязку делали так: 1-й, 2-й, 3-й и 4-й официальные сектора объединялись одним понятием "Военный сектор". Он находился в южной половине кладбища. Иногда говорили: "военное кладбище". Сектора : 5, 6 и 7в народе объединяли термином противоположного значения -"Гражданский сектор". Но довольно часто, особенно старые люди называли эту часть кладбища "Армянский сектор". Четкой границы между ними не было, точнее не было никакой границы. Знаменательно, что все "Военное кладбище одновременно называлось "Армянским". В свою очередь (неофициально) кладбище имело два сектора с идентичными названиями "Военный" и "Гражданский".

Такой двойственной системы наименования всего некрополя и его частей не имело, как впоследствии я узнал, ни одно крымское кладбище. и понятно, что все эти топонимические метаморфозы имели в основе драматические для крымских армян событие лета        1944г., когда были выселены за пределы полуострова. Граждане армянской национальности и в начале 50-х годов лишний раз не напоминали властям о себе. На территории бывшего  Армянского кладбища образовался вакуум. Сначала его стали заполнять могилами погибших в боях и умерших от ран военнослужащих, а затем могилами гражданского населения, Покойники были самых разных национальностей- русские(их было большинство), украинцы, белорусы, несколько евреев, один испанец... Понятно, что на основании фамилий, высеченных на эпитафиях, определить национальную принадлежность усопшего можно только относительно. 

Весьма вероятно, что некоторые армяне с русскими или руссифицированными фамилиями могли быть похоронены здесь. 

Вообще на кладбище, и в его северной части , которая была изначально армянской армянских фамилий становилось все меньше, поэтому общенародное название сектора "Армянский" постепенно в 60-е годы  забывается. В этот период все чаще сектор называется "Гражданский". Конечно, все эти наблюдения и заключения мною были сделаны не в середине 50-х годов, при первом знакомстве с кладбищем, гораздо позже. 

Приблизительно в средней части кладбища - выделялась могила с новым небольшим памятником и свежеокрашенной металлической оградой. Эту могилу я впервые увидел е 1957г. Там был похоронен почти ровесник дяди Васи Шахназар Френович Григорян, родившийся в 1883г. Мой отец и его брат Василий Артемович знали и уважали этого человека, провожали в последний путь. Сын умершего Александр Шахназарович Григорян был полковником инженерно-авиационной службы и занимал должность заместителя главного инженера ВВС Таврического Военного округа. Он много раз бывал у нас дома.

В семье нашей сохранился подарок отцу в день его ухода в отставку -серебряная рюмка с гравировкой "от Григоряна".  Я же запомнил дядю Сашу взрослым, который со мной дошкольником, разговаривал серьезно и на равных, как мужчина с мужчиной. Помню и его трофейную легковушку, с небольшим уютным салоном.

В 1952г.,  когда умер отец дяди Саши, я впервые услыхал странную фразу, что хоронить умершего будут "на Армянском кладбище, где армян не хоронят". Не помню, кому принадлежала эта фраза, да и понять смысл тогда мне было не дано - с одной стороны детский возраст, но что более существенно, драматическая высылка армянского народа из Крыма ни прямо, ни косвенно не коснулась нашей семьи и близких.

Через пять лет после смерти Шахназара Григоряна я увидел его могилу. Среди многих гражданских захоронений эта могила отличалась ухоженностью. Сейчас я могу сказать, что это была, пожалуй, первая послевоенная могила на бывшем Армянском кладбище, в которой был  захоронен гражданин армянской национальности под своим именем и под своей фамилией. В этом была определенная заслуга и моего отца.

Моя мать была в очень хороших отношениях с одной женщиной, которая жила неподалеку от нашего дома, ее звали Нина Захаровна. Она имела необычную, даже страшноватую фамилию - Дикая. Однако, отличалась необычно яркой, какой-то изумительной красотой. Эту женщину любил  Александр Шахназарович. В 1960 году она безвременно ушла из жизни - покончила жизнь самоубийством. Похоронили ее на бывшем Армянском кладбище в так называемом "армянском" секторе, среди старых армянских могил. Она была русская, с казачьего Дона. На ее могиле  А.Л.Григорян установил диоритовый памятник. Эпитафия заканчивалась простыми  проникновенными словами: " Светлой памяти, дорогому другу". Что и говорить... Александр Шахназарович был настоящим мукчиной.

В 60-е годы в северной части кладбища» между дореволюционных и довоенных армянских могил появились десятки новых: захоронения простых граждан, старых большевиков, участников Великой Отечественной войны... Армянских захоронений в этот период было мало. В 1363:^умер Федор Афанасьевич Емельянов, тесть моего старшего брата. Похоронили его рядом с могилой, на которой армянская эпитафия гласила, что человек умер в 1878 году.

В 1968г. в этом же "армянском" секторе был похоронен Василий Семенович Лачуган. Это был отец Миши Лачугана , с которым я работал в Крымском краеведческом музее. 

Однажды он принес на работу две газеты. Это было уникальное периодическое издание. которого до сих пор нет ни в бывшей "Ленинке", ни в бибилиотеке Конгресса США. Небольшая фронтонная газета называлась "Защитник Родины " с адресом : полевая почта 16726. В двух номерах от 15 и 17 октября 1955г. была опубликована корреспонденция "Путь в Германию. Скрупулезно, в деталях и подробностях описывался исторический эпизод Великой Отечественной войны- вступление передового отряда Красной армии на территорию Германии. Это событие произошло 9 октября 1944г. в 11 часов 30 минут на границе с Восточной Пруссией.

Командовал отрядом майор Лачугин.  Он был одним из первых советских людей, которые перешли советско-германскую границу в период Великой Отечественной войны и безусловно, первым командиром подразделения нашей армии, вступившим на территорию ненавистного Рейха. В Соединенных Штатах или Великобритании такое лило было бы возведено в ранг национального героя. У нас этого не произошло. А двадцать лет спустя после смерти Василия Семеновича в 1988г. , памятник над его могилой был разрушен хулиганами. Надгробие и стела были восстановлены, злоумышленники найдены. В злополучном 1988г. пострадала не только майора Лачугина. В этот год происходили массовые надругательства над памятниками. При этом существовала четкая избирательность - рушили, ломали, били только памятники над могилами военных-солдат, офицеров, генералов. Вое это свершилось в один день.

Среди изувеченных памятников был и монумент на могиле моего двоюродного брата Ивана Ивановича Гурковича, летчика морской авиации, участника освобождения Кореи от японских  милитаристов. Погром  1988г. не был единственным и последним. Хулиганы бесчинствовавшие кладбище, оставались на свободе. Внутреннее убеждение подсказывает: их никто серьезно не искал.

Печально, что свой автобиографический рассказ о знакомстве с одним из старевших кладбищ города Симферополя мне приходится заканчивать на этой скорбной ноте. Сорок лет назад, летом 1957г., я в составе траурной процессии впервые перешагнул границу Армянского для одних, Военного для других, кладбища. Конечно, для меня это кладбище в те годы было только Военным, т.к. мой двоюродный брат был военным летчики и был  похоронен среди могил военнослужащих и ветеранов войны.

Именно с этого старинного армянского кладбища началось у меня познание Армении и народа этой страны. Интерес был естественным, но поверхностным по глубине своей и локальный по тематике, В 1995г. работал в Крымских мастерских института "Укрпроектреставрация". В начале года поступил нам заказ разработать проект реставрации и благоустройства бывшего Армянского кладбища. Мне предстояло осуществить первый этап - написать историческую справку, провести искусствоведческое обследование на местности и изыскания в архивах» организовать фотофиксацию и топосъемку объекта, дать рекомендации по восстановлению и благоустройству кладбища и реставрации памятников.

Зимой 1995г. с этой целью я пересек границу бывшего Армянского кладбища. Как исследователь... До этого рубежа никто и никогда комплексного обследования и изучения данного некрополя не проводил.  Так, волею судьбы мне  пришлось стать первым исследователем кладбища, где похоронены Мисировы, Спендиаровы, Тарасовы, Тополянцы, Сеферовы... Деятельность первооткрывателя всегда увлекательна. Но об этом - в следующей части.

Из личного архива В.Н.Гурковича. Черновики.

Оцифровано и стенографировано : Тимур Ян

Источник фото :https://crimea.mk.ru/articles/2015/08/14/krymskie-doma-s-privideniyami-pushkin-chekhov-gorbatyy-storozh-i-prizrakgrek.html

ПОДДЕРЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НАШ САЙТ
С Вашей помощью он станет более полезным и информативным.

 Помощь проекту
Читайте еще

Читальный зал