Крымская журналистика. Этнические аспекты. Яблоновская Н.В.

Суббота, Ноябрь 25, 2023 92

Автор : Яблоновская Н.В.

Полный текст в файле Pdf.

Выдержки об армянской журналистике в Крыму

Перевод на русский язык : Тимур Ян

Родоначальниками крымской этнической прессы следует считать армянские журналы “Масяц Агавни” (“Голубь Масиса”) и “Дастиарак” ("Воспитатель"), выходившие в Феодосии в 1860-1870-е гг.

Предыстория первого издания была такой. В 1855 году в Париже армянским архиепископом и просветителем Габриэлом Константиновичем Айвазовским, братом великого художника-мариниста, был основан историко-литературный журнал на французском и армянском языках “La Colombe du Massis” (“Голубь Масиса”). Издатель так сформулировал свое кредо в первом номере журнала: “наше единственное желание, наша единственная надежда заключаются в том, чтобы свет науки озарил разум армянского народа, чтобы все его гражданские добродетели украсили сердце его, чтобы земледелие, промышленность и торговля развивались среди него и обогащали его; чтобы он отличался преданностью государствам, которые способствуют ему, и успел бы заслужить симпатии тех народов, среди которых теперь живет”.

Вскоре, в 1858 г., по приглашению российского правительства Г. К. Айвазовский вернулся на родину, где он был назначен предводителем Нахичевано-Бессарабской епархии и одновременно – цензором всех армянских изданий в России. Под руководством Габриэла Айвазовского было восстановлено много армянских храмов и возрождена их деятельность, а в родной Феодосии им было открыто армянское Халибовское училище. В 1860 г. при училище начала работать типография, в которой ежемесячно под редакцией В. Струбинского начал издаваться научно-литературный и политический журнал " Масяц Агавни”

("Голубь Масиса”)-“Радуга”- "L'ACR-en-ciel". В первом номере журнала декларировалось, что издатели не изменили его целей и направления, под которыми понималось “содействовать образованию армянского народа, распространению среди него полезных сведений , вызывать у него любовь и потребность к чтению и пытаться удовлетворить эту потребность”2, но почва, на которой оказались издатели у себя на родине “стала тверже и благоприятнее для достижения их целей”.

Просветительские задачи отразились в широкой программе " Радуги”:

В научном разделе размещались статьи по истории, географии, природоведческим наукам, педагогике, сжатые биографии и характеристики, очерки быта и обычаев разных стран, преимущественно восточных и т.п. литературный отдел содержал стихи, воспитательные рассказы, повести и т.п. армянских писателей, а также переводы произведений русских и иностранных авторов.

В политическом отделе публиковались зарубежные Известия и внешнеполитические обзоры, новости армянской жизни с Востока и тех стран, где живут армяне. Внутренние новости состояли из выдержек из официальных изданий о важнейших правительственных мерах, в частности интересных для армянского населения в Новороссийском крае и Закавказье. Кроме того, в” Радуге " помещались корреспонденции из многих стран Востока: Турции, Персии, Египта, Индии, различные известия, новости и т.п. Церковная жизнь и вопросы образования, сведения из жизни Халибовского училища и информация об экономике Крыма – вот далеко не полный перечень тем отдела новостей. 

Как отмечает А. С. Хоменок, данный журнал по сей день является ценным историческим источником освещения миграционных процессов в Крыму в 1860-е гг.-массовой эмиграции в Турцию крымских татар и иммиграции на полуостров болгар и Чехов.

Охранная направленность издания всячески подчеркивалась его авторами. Редакция убеждала своих читателей в том, что противостоит разжиганию “противоборства среди наций”. При этом на страницах “Голубя Масиса” постоянно звучала проповедь национального и религиозного единения армян. 

Выходя в печати в православной России, журнал мог значительно откровеннее противостоять влиянию Рима и католического духовенства, чем раньше в католической Франции. 

Кредо издателей: "национальный мир и согласие” на основе приверженности к армяногригорианской церкви – создавало устойчивое впечатление “национальной культуры, неизменно закрепленной религиозным цементом”.

Несмотря на то, что на время основания “Радуги” уже выходили два армянских журнала в Москве и одна еженедельная армянская газета в Тифлисе (а также армянские издания в Константинополе и Смирне), редакция не имела сомнений в полезности своего замысла: она считала географическое расположение Крыма удобным как для связей с закавказскими провинциями, так и с Турцией и Персией, следовательно, он мог бы служить своеобразным центром распространения армянского просвещения.

Многоязычие журнала, а также ширь географических границ армянской диаспоры (спюрка) способствовали тому, что “Голубь Масиса” распространялся как во многих городах Российской империи (кроме крымских, в Петербурге, Москве, Ереване, Одессе, Львове), так и за ее пределами (в Париже, Венеции). 

Подписка на издание принималась в Феодосии, Тифлисе, Константинополе, подписная цена за год составляла 8 руб. (отдельно армянской части-6 руб., русско-французской-4 руб.). Однако плодотворная деятельность г. Айвазовского вызвала не только благодарность армянского сообщества, но и интриги завистников. Из-за них архиепископ был вынужден отойти от дел, а после этого прекратили свое существование и все его детища: в 1865 г. из-за нехватки средств был прекращен выпуск журнала, а в 1871 г. было закрыто Халибовское училище и типография при нем.


В 1872-1874 гг. традиции крымской армянской периодической прессы продолжил Феодосийский журнал с просветительским названием "Дастиарак”("Воспитатель"). Его редактор Г. Е. Хачиков-Дульветов (Тевлетян), руководитель типографии армянской семинарии, отказался от вмешательство в "религиозные споры" и размышлений о политике правительства, чтобы публиковать статьи на темы педагогики и сельского хозяйства, здравоохранения и истории, знакомить читателей с научными сведениями и новостями. Благонадежность позиции редактора нашла понимание в управлении Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора, и выпуск журнала был разрешен. Однако "Дастиараку“, как и" Голубю Масиса", не суждено было стать долгожителем.

В период создания Крымской АССР представители практически всех этносов полуострова лелеяли надежды на осуществление своих национальных прав (и в том числе-на издание своих периодических печатных органов), в это время выходили печатью национальные коммунистические газеты: крымскотатарская " Энъи дюнья” ("Новый мир"), немецкая " Die Rote Krim” ("Красный Крым"), армянская "Коммунаи занг" ("Колокол коммуны") (и, возможно, “Коммунаи дзайн” (“Голос коммуны”)). "Известия Караимского Духовного Правления", которые отстаивали в первую очередь идею сохранения караимской религии, еврейские издания, не лишенные  сионистских идей, крымскотатарские национальные небольшевистские издания стали неинтересными новой власти, рассматривавшей дореволюционное развитие страны как некую "предысторию", не имеющую большого значения для настоящего и тем более для планируемого " светлого будущего”.

К четвертой годовщине революции областной Октябрьской комиссией крымскотатарском, армянском и немецком языках были выпущены воззвания и лозунги. В них были перечислены задачи Советской власти: победа над экономическим распадом и силами старого Света, введение новой экономической политики и т.д. Отдельно же подчеркивалось то, что наряду и освобождением рабочих Красный Октябрь принес свободу различным национальностям, поэтому национальному вопросу будет уделено особое внимание. Каждому национальному меньшинству была обещана культурно-национальная автономия. Гарантом всех обещанных национальных прав и свобод, по мнению автора одной из листовок, мало стать то, что на территории Армении, Азербайджана и Грузии тоже произошли революции, и эти регионы получили статус автономных республик, которые вошли в Федеративную Советскую Республику .

Армянбюро РКСМ выпустило в переводе на армянский язык брошюру т. Леонтьева ”С кем идти молодежи ". 

В июне 1921 г. В Симферополе начала выходить четырехстраничная еженедельная газета на армянском языке "Коммунаи занг" ("Колокол коммуны") - орган Армбюро при Крымобласком РКП (четвертая страница издания была русскоязычной). 

Редактором была редакционная коллегия, издателем-Крымское областное отделение Государственного издательства, тираж составлял 1000 экземпляров. 

Приложение к газете – "Красная молодежь" - стал органом Армянбюро при обкоме комсомола. Одним из самых активных авторов “Колокола” был будущий председатель Крымраднацмена Семен Гамалов.

Рубрика "В Советской Армении" рассказывала о социалистическом строительство в республике: раскаяние лидеров "Дашнакцутюн", новые школы, конференции, назначения, заботу о сиротах, распределение скота и сельхоззнарядье, о военнопленных и беженцах, внешнеэкономической деятельности, борьбе с бандитами, открытии в Ереване университета и т.д. 

В отделе “современные армянские поэты” печатались стихи современных авторов. Особый интерес вызывает материал С. Гамалова о Симеоне Бабиянае- армянском поэте, родившемся в Крыму, в г .Армянске, автора сборников "Стихи" и "Аккорды", переводов с М. Горького ("Макар Чудра“), Л. Андреева (”Бездна"), Пушкина, Лермонтова, Мицкевича, Гейне, Брюсова, Бальмонта, Блока, Бодлера и др. Основным мотивом в оригинальном и своеобразном творчестве С. Бабияна стало художественное отражение крымской природы, моря. Газета опубликовала стихотворение поэта "Труд".

Рубрика "Вожди Красной Армении" содержала информацию о лидеров большевистской партии республики, советских наркомов, председателя профсоюзного движения и др.

Постоянный интерес издания был прикован и к жизни армянской диаспоры: сообщалось об ужасном положении армян-переселенцев в Месопотамии, об участии армян в коммунистическом движении Болгарии и т.п.

Новости крымской армянской общины освещала рубрика новостей " среды трудящихся армян” ("Крымская жизнь"). Например, корреспонденция "в Керчи" информировала о деятельности местной армянской общины: подготовку к "зимней кампании", организацию мастерских, попытку открытия детского сада, ремонт школьного помещения и т.д. 

Из-за отсутствия средств общине так и не удалось открыть детский сад и расширить школьное помещение, и 15 октября в армянском клубе был проведен благотворительный вечер, весь сбор от которого пошел на ремонт школы (с отчислением 20% в пользу больных и раненых красноармейцев).

2 октября 1921 г. газета рассказала об открытии секционных занятий в Симферопольском армянском клубе, правлением которого были приняты меры “для обеспечения топливом и открытия общедоступного буфета”. 

Первая лекция - "Красная Армения" - была прочитана С. Гамаловым 22 октября 1921 г.

При Керченском клубе функционировали вечерние курсы для взрослых по механике, электричеству, рисованию, пению, музыке, а также собеседования на политические темы”. Немаловажным во время голода было и то, что в клубе был открыт общедоступный буфет, где каждый за символическое жалованье мог получить чай.

Большая часть местных новостей имела культовый характер. Подрубрика "Театр" рассказывала об организации труппы армянских любителей драматического искусства и ее спектакли из армянского классического репертуара: “Чар Воки” (“Злой дух”), “Патвы амар” (“Через честь”), “Памус” (“Честь”) и “Армянуи” А. Ширванзаде, “Пепо” Габр. Сундукьянца,” костер “(”Харуйк“) В. Папазьяна,” Авазы вра “(”на песке“) О. Малхасьяна,” Датастан “(”Суд") Д. Демирчяна и др.

В информации “Опера из армянской жизни” сообщалось о работу известного крымского армянского композитора А. А. Спендиарова над оперой из  армянской жизни “Алмаст” по сюжету поэмы А. Туманяна “Взятие Ткмаберда”. Отрывки из оперы вскоре должны были прозвучать в Крыму на юбилейных октябрьских концертах.

Наибольшую обеспокоенность газеты вызвало то, что недоставало армянских учителей. В статье "необходимо подумать", С. Гамалов отметил тяжелое состояние армянского народного образования в Крыму- кан не только финансово-экономическим кризисом, но и отсутствием национальных культурных работников и педагогов. 

"Вместо строения широких планов Арменсекции Крымнаросветы и майской (а татакже августовской) конференции по народному образованию, вместо открытия с в нынешнем учебном году целого ряда новых армянских школ (особенно в сельских местностях), детских садов, клубов, культпросветов, библиотек, домов-читален, – пишет автор, - мы сейчас стоим перед трудной перспективой закрытия некоторых по сей день существующих школ и других культурных заведений"

Однако сокращение числа национальных школ было вызвано не только сокращением во время Гражданской войны и голода в Крыму количеству армянских учителей, но и специфическим враждебным становлением рабоче-крестьянской власти к потомственной интеллигенции. 

Уже в следующем номере С. А. Гамалов решительно отказывается от услуг учителей "старой закалки": 

"Крымская армянская интеллигенция, что вышла преимущественно из рядов местной буржуазии, была заражена всеми ее чертами, характерными для рожденной и ассимилированной буржуазии, поэтому, конечно, не из ее рядов должны были быть почерпнуты культурные силы для работы среди армянского пролетариата ". 

В чем же усматривал автор решения кадровой проблемы, усугубляемой закрытием большевики основанного С. С. Крымом Таврического университета? 

В том, чтобы "теснее сплотить имеющиеся силы" и привлечь " красную молодежь из рядов комсомола, из партшкол, всяческих курсов ". 

Несмотря на плавность найденного выхода, авторы статей не теряют характерного для их времени оптимизма. 

"Наша надежда" - так назвала свою заметку о важности культурной работы среди армян и-уже в который раз! - о нехватке культурных работников заведующая художественной частью армянского драматического коллектива А. Гамалова  .

13 ноября 1921 года “колокол коммуны” сообщил о прибытии в Крыма из Армении молодого поэта, журналиста и политработника Г. Шагиняна, назначенного армянским подотделом Крымнаросвета для работы в Севастополе.

Согласно материалам издания, в 1921-1922 учебном году армянские сельские школы I степени работали в деревнях Субаши Феодосийского уезда, Асма (Симферопольского уезда), Саки (Евпаторийского уезда) и Ново-Воинка (Джанкойского уезда), Армянская школа работала и в Керчи. Решался опрос и об открытии еще нескольких небольших школ в Симферопольском и Джанкойском уездах (в последний для этой цели армянским подотделом Крымнаросвета был командированный инструктор). 

В конце октября-в начале ноября 1921 г. были возобновлены занятия в двух армянских школах грамоты (занятия велись по русскому и армянского языков и арифметики).

По информации Г. Д. Левоняна, в 1921-1922 гг. в Симферополе выходила еще одна армянская газета - "Голос коммуны" ("Коммунайош дзайн"), орган Крымского районного бюро РКП (б) , но ни сама газета, ни достоверные документы, подтверждающие ее выход, не сохранились. Следует добавить, что в условиях, когда едва находились деньги на одно армянское издание, выпуск второго был нереальным.

ПОДДЕРЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НАШ САЙТ
С Вашей помощью он станет более полезным и информативным.

Источник:
 Помощь проекту
Читайте еще

НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА